Необыкновенное путешествие, или счастье бродит рядом

 

 

Аннотация.

 Он – известный телеведущий и помешан на технике, она — ведущий менеджер небольшой фирмы и любитель экстремальных видов отдыха.

Однажды они встречаются… И жизнь двух любителей приключений меняется в корне. Они случайно находят проход в параллельный мир, где им придется побороться сначала за свою жизнь, потом доказать Верховному Богу, что они могут быть полезны, помочь восстановить храм Богини Путешествий, вернуть ее в родные земли и, наконец, понять, что они жить друг без друга не могут. Однако надо еще дорогу домой найти, портал закрыт, Богиня упрямится, но решение находится там, где никто не ожидал…

Глава 1.

Отпуск. Долгожданный, честно заработанный. Я с трудом выбила себе две недели отдыха на предприятии, где трудилась последние пять лет и вложила в его развитие массу сил и энергии. Начальство это, безусловно, ценило, поощряло, и с ассистента менеджера я доросла до руководителя отдела продаж. Но вот в отпуск отпускало неохотно.

Солнце ярко светило в окно. Я потянулась к смартфону: часы показывали девять утра. Роскошь. Блаженство. Как хорошо, когда с утра можно понежиться в кровати и никуда не торопиться! Я сладко потянулась, затем встала и пошлепала на кухню варить кофе. Включила телевизор – хотелось послушать последнюю сводку новостей.

С экрана вещал Максим Котов – молодой, но перспективный журналист, совсем недавно появившийся на телеэкранах, но ему уже удалось завоевать популярность и признание среди телезрителей.

«И что в нем такого? Почему последнее время столько шумихи вокруг его особы?» – подумала я.

Обычный парень, родом из небольшого городка на берегу моря. Об этом писали все паблики. Ну, да, красивый, ухоженный… Умный, бесспорно. Вон как хорошо в экономике разбирается! Его сюжет закончился на том, что он объявил о своем отпуске и пообещал вернуться в эфир через месяц.

Я переключила на музыкальный канал, чтобы насладиться любимыми видеоклипами, налила себе чашку кофе и сделала бутерброд с сыром.

Билет на поезд куплен, место отдыха выбрано еще месяц назад. Жалко только, что я не могу позволить себе уехать так далеко, где не ловит мобильная связь. Хоть мне клятвенно пообещали не звонить с работы в период отдыха, я слабо в это верю – у меня в подчинении десять человек находится. Но хоть на рождественские каникулы я могу уехать так, чтобы никто меня не трогал? Очень надеюсь, что никаких форс-мажоров не произойдет.

Я собралась на горнолыжный курорт Буковель – широко известный на всю страну и далеко за ее пределами. Мне еще не удалось там побывать, хотя в тайне давно хотела покорить снежные вершины, спустившись по склону на лыжах, а заодно и посмотреть: что же там такого, что притягивает ежегодно десятки тысяч туристов.

Я вытащила из шкафа свой походный, видавший виды, рюкзак темно-зеленого цвета с боковыми кармашками, карабинами, затяжками, объемом на восемьдесят литров. С ним я прошла и Крым, и Рим, как говорится. А если серьезно, то и в самом деле побывала на многих горных маршрутах Карпат и Крымских гор, Кавказа и Альп. Моя мечта – дойти до Эвереста. Когда-нибудь.

А пока я упаковывала спальник, лыжный костюм, ботинки, свитер, пайты, водолазки, футболки, джинсы и другую одежду, которая могла пригодиться мне в походе, веревки и карабины, страховку, аптечку первой помощи. Я ехала не только, чтобы покататься на лыжах, но и побродить по окрестным вершинам, полюбоваться замерзшими водопадами и горными реками. Наверх рюкзака я прикрепила каремат. На упаковку всех вещей ушло больше трех часов. Осталось собрать сумку на пояс с деньгами и документами. Это много времени не отняло, поэтому к обеду я полностью была готова. Остаток дня до вечера прошел за чтением увлекательной истории про драконов, эльфов и земную девушку, попавшую в их мир.

Я настолько погрузилась в события, разворачивающиеся в книге, что совсем не заметила, как стемнело. Я перевела взгляд на часы. До поезда осталось чуть меньше двух часов. Черт! Надо собираться на вокзал. Я отложила книгу в сторону, быстро оделась, с сожалением отметив, что поесть я уже не успеваю и придется заходить в ближайший Макдональдс и брать в дорогу что-нибудь из фаст-фуда.

Приключения и свежие впечатления, которых так жаждала моя душа, начались сразу, едва я вышла из подъезда. Такси не приехало, на телефон пришла прискорбная смс, что в моем районе нет свободной машины. Эх, а я при чем? Поезд ждать не будет.

Свет фар, заезжающей во двор машины, на миг ослепил меня. В последний момент я сообразила и смогла отскочить в сторону – чертов соседский «Mitsubishi» чуть не отдавил мне ногу, заезжая на тротуар вопреки всем правилам.

И даже, когда я пнула ногой его колесо, хозяин автомобиля, дядя Миша, холеный бизнесмен и последний хам в нашем дворе, с невозмутимым видом прошел в подъезд. Ни здравствуйте, ни извините.

– Бе-бе-бе, – показала язык ему в спину и побрела на трассу ловить попутку.

Одесские водители всегда отличались доброжелательностью и взаимовыручкой. Уже через пару минут голосования рядом со мной притормозил белый «Porshe».

– Куда вам, девушка? – спросил молодой парень, опуская стекло.

– На вокзал. Подбросите?

– Садитесь, – кивнул он и приветливо распахнул дверцу.

Я забросила рюкзак на заднее сидение, сама устроилась на переднем, рядом с водителем.

– Не страшно одной с таким рюкзаком? – поинтересовался паренек.

– Да нет, – пожала я плечами. – Я люблю путешествовать, уже много лет хожу в горы, к тому же, компания обычно сама находится, так что одна не останусь. Проверено годами, – улыбнулась ему я.

– Понятно, – ответил он. – А я вот мало, где бываю. Семья, работа…

– Так у всех семья и работа, но время на путешествия находить нужно, они дают просто потрясающий заряд энергии! – возразила я.

– Возможно, вы и правы, – ответил он и замолчал.

Разговор не завязался, до самого вокзала мы ехали молча. Машина остановилась, я протянула парню полтинник, но он мотнул головой:

– Уберите деньги, мне по пути.

– Спасибо вам, огромное. И Счастливого Рождества!

– Спасибо! – он улыбнулся, – хорошего вам отдыха!

Улыбнулась в ответ. Машина отъехала, подмигнув мне фарами. Я забежала в Мак, что находился на площади, взяла себе еды в дорогу и побрела на вокзал. Поезд уже стоял на третьей платформе, ожидая пассажиров.

Начался снегопад. Красивые хлопья снега кружили в воздухе, в причудливом танце.

– Добрый вечер! – поприветствовал меня проводник возле вагона. Пухленький дядечка в синей форме внимательно изучил мой билет, хмыкнул и произнес:

– Шестнадцатое место, проходите, приятного путешествия.

– Благодарю, – кивнула в ответ и поднялась в свой плацкартный вагон. Мои соседи уже рассаживались на местах. Ими оказалась молодая пара и пожилая женщина. Я тепло с ними поздоровалась и с комфортом устроилась на своей верхней полке. Рюкзак мне парень помог устроить на третьей, удивившись, как хрупкая маленькая девушка может таскать такие тяжести. Я лишь плечами пожала, дескать, а что поделать.

Дорога заняла около пятнадцати часов, я слушала музыку и наблюдала в окно за сменяющимися пейзажами. Соседи мои за эту поездку менялись несколько раз, и я даже имен их не запомнила.

После прибытия поезда на вокзал Ивано-Франковска, меня забрал автобус и доставил прямо к базе отдыха, куда я приобрела путевку. Хорошо работать в туристическом агентстве. Они обошлись мне по себестоимости, с возможностью отдохнуть в самом сердце знаменитого курорта.

Деревянный коттедж на четыре номера, в котором меня разместили, оказался очень уютным.

Я скинула рюкзак возле кровати в своем номере и решила осмотреться. В комнате, отделанной деревом, было все самое необходимое — широкая двуспальная кровать, тумба телевизор, ванная комната… Большего мне и не нужно. Я приехала активно отдохнуть, а не валяться в кровати, хотя и выглядела она очень привлекательно. Исходя из всего этого, номер выбрала самый простой и дешевый, но с включенным завтраком.

Я приняла душ и переоделась в удобный спортивный костюм, обула теплые ботинки и надела вязаную шапку. Пришло время изучить территорию временного лагеря и понять, где что расположено. Пока еще светло, как раз успею все разузнать, а завтра пойду кататься. Давно не стояла на лыжах. Надеюсь, все получится. Говорят, технологию катания невозможно забыть.

На улице было морозно и снежно. Дорожки аккуратно расчищены, а вот дальше местами можно было провалиться по пояс в снег. Из ресторанов и кафе доносилась музыка. Я чувствовала себя счастливой, любовалась пейзажами, горными вершинами, покрытыми снегом, стройными смереками, которые тянулись в самое небо. Мне казалось, что за спиной выросли крылья, хотелось летать, кричать от счастья и свободы. Горы! Как же они великолепны! Именно они заряжают меня энергией, дарят вдохновение и позитив! Как же я люблю все эти вершины, холмы и скалы, горные яйла и долины…

Я зажмурила глаза и закружилась на месте, не сдержав крика восторга.

Остановилась я, когда поняла, что врезалась во что-то или в кого-то.

– Девушка, осторожнее!

Я открыла глаза и уткнулась в грудь какого-то парня. Он посмотрел на меня недовольно, буркнул что-то вроде:

– Ненормальная, – и прошел мимо, волоча чемодан на колёсиках по снегу и оставляя на нем борозду.

Я посмотрела ему вслед, вспоминая, где я могла его видеть. Лицо парня показалось мне знакомым, да и голос… Я определённо его слышала. Только вот где? Может, он к нам в офис заходил?

Махнув рукой на него, я направилась в кафе. Надо нормально поесть, я сутки без горячей еды, и это совершенно не нравилось моему организму.

В кафе пахло живой сосной и сладкой выпечкой. Столики в основном все были заняты, но мне удалось найти свободный – в самом дальнем углу, зато возле окошка. Заказав себе обед из трех блюд, я устремила взгляд в окно, рассматривая лыжников и сноубордистов, детей с санками. Уже завтра я буду среди них, тоже буду кататься с высоких гор и получать от этого ни с чем несравнимое удовольствие.

Обедала не спеша, наслаждаясь вкусом ароматного борща и печеной картошечки.

– Добрый вечер. Вы позволите? – прозвучал рядом со мной мужской голос.

Я подняла голову и увидела того самого парня, в которого недавно врезалась. – Все столики заняты, – поспешил объяснить он свое вмешательство в мое личное пространство. – А вы одна, скучаете.

– Ну, допустим, не скучаю, – отозвалась я.

– Так можно присесть? – спросил он, с интересом изучая меня.

– Можно, – кивнула я, выдержав минутную паузу, тоже рассматривая его и пытаясь вспомнить, кого он мне напоминает. Пока безрезультатно.

– Спасибо.

Он махнул рукой, подзывая официанта, сделал заказ.

– Кофе? – спросил он у меня.

– Нет, спасибо.

– Тогда, может, чай? Или глинтвейн? – настаивал он.

– Спасибо, но не стоит, – продолжала стоять на своем я. Тем более, что мой зеленый чай еще не был выпит.

– Тогда, пока все, – он захлопнул меню и отдал его девушке, обслуживающей наш столик.

– Максим, – он протянул мне руку. Я улыбнулась.

– Маша, – ответила, пожав ее.

– Приятно познакомиться! Я – Маша.

– Взаимно.

Некоторое время мы сидели молча, рассматривая друг друга, не решаясь продолжить разговор.

Я ждала инициативы от него. Да как-то и не задавалось у меня прежде общение с противоположным полом. Отношения с парнями не принесли мне ничего кроме разочарования. Теперь я крайне осторожно веду себя с ними и вообще стараюсь близко никого не подпускать. Душевные раны заживают крайне долго и мучительно.

– Вы давно приехали, Маша?

– Сегодня, пару часов назад, – ответила я.

– Я вот тоже, только с поезда, – улыбнулся Максим.

– Надо же. А вы случайно не в седьмом коттедже остановились?

– В седьмом, – серьезно ответил тот и посмотрел на меня своими серо-голубыми глазами.

– Мы еще и соседи! Замечательно! – всплеснула руками я.

– Вас это огорчает? – спросил он, выжидательно посмотрев на меня.

– Не знаю, – пожала я плечами. – В любом случае, там четыре номера, так что мы с вами не единственные его обитатели. Праздники, и все отели точно заполнены полностью.

И тут его телефон пиликнул характерным оповещением вайбера, он тут же переключил все свое внимание в экран, быстро перебирая пальцами и отвечая на входящее сообщение.

Я лишь недовольно фыркнула.

– Вот только не говори, что ты не пользуешься гаджетами и мессенджерами, – произнес он с невозмутимым видом. Максим резко перешел на «ты».

– Пользуюсь, конечно, только в разумных пределах. И никогда не позволю себе, находясь в обществе кого-либо, отвечать на смс. Только звонки, и то лишь важные. Остальные подождут. Кстати, мы давно перешли на «ты»?

– Только что, если ты не против, разумеется, – заявил Максим, на что я мотнула головой. Мол, нет, не против. – Я люблю общение, – пожал он плечами, но смартфон отложил в сторону.

– Виртуальное? – удивилась я.

– Почему нет, это веяние времени, да и технологии развиваются столь стремительно…

– Ну, не знаю. Я предпочитаю общаться вот так, вживую. Общение в сети скорее отдаляет, чем сближает.

– Каждому свое, – пожал плечами Максим.

– Ладно, наслаждайся вайбером, а я пойду, может, еще успею скипасс на завтра купить себе.

– Ок, еще увидимся, – кивнул он и снова уткнулся в свой телефон. Я подошла к девушке, рассчиталась за обед и вышла на улицу.

С удивлением, отметила, что погода резко испортилась. Поднялся ветер и пошел сильный снег. Трассы уже были закрыты, равно как и кассы.

Я с трудом находила дорогу, потому как из-за сильного ветра и метели ничего было не видно, шла я больше по памяти. Сил уже не осталось, когда показались коттеджи.

– Дома! – выдохнула я, входя в коридор и отряхиваясь от налипшего снега.

– Слава Богу, я переживать уже начал! – раздался голос Максима. Он сидел в гостиной с бокалом красного вина.

– Ты когда успел вернуться? – спросила я, не понимая, как он умудрился меня обогнать.

– Я вышел сразу за тобой, только не смог догнать, видимо мы пошли разными дорогами.

– Наверное. И это к лучшему.

– Ну, не злись. Между прочим, я хотел провести тебя. Садись, посидим вместе, смотри, как огонь красиво горит, – он указал на камин.

– Спасибо, но я пойду к себе.

– Тогда спокойной ночи, – Максим улыбнулся как-то по-особенному. Я тоже ответила улыбкой:

– Приятных снов.

Лишь оказавшись в комнате, я, наконец, вспомнила, кто он и где я его видела. Что поделать, память девичья.

Это был тот самый Максим Котов, ведущий экономических новостей Центральной телерадиокомпании — ЦТРК, если кратко. Да уж. Так вот в какой отпуск он поехал! Никогда не испытывала никаких особенных чувств к работникам телевидения. Для меня они точно такие же люди, разве что их работа всегда на виду. Вот и все.

Котов так же ничем особенным не выделялся, кроме своей страсти к виртуальной жизни, как успела заметить я.

Утро следующего дня выдалось не менее снежным и холодным, чем минувшая ночь. Ветер не думал стихать, а снег все валил и валил. Трассы были закрыты. Печально. Даже думать о том, чтобы выйти из дома, не хотелось. Благо, была возможность заказать завтрак в номер, что я и сделала, набрав номер room-service.

Одевшись в легинсы и тунику, я умылась и вышла в гостиную. Заспанные соседи тоже вышли из своих комнат и беседовали друг с другом, собравшись за большим столом с чашкой кофе.

– Всем доброе утро! – поздоровалась я.

– Доброе утро, – отозвались в ответ. Но особого внимания не проявили. Только Максим подошел ко мне и протянул чашку горячего кофе.

– Доброе утро, Маша. Как спалось на новом месте?

– Доброе, Максим, спалось замечательно, а за кофе — спасибо!

Я приняла чашку из его рук и устроилась за столиком. Он сел напротив.

– Погода сегодня грустная…

– Есть такое дело, – призналась я. – Не покатаешься…

– Да, – поддержал он. – А ты хорошо катаешься?

– Неплохо, – ответила уклончиво я. – Давно не стояла на лыжах, я люблю походы и экстрим, но чаще выбираюсь на природу весной или осенью.

– И я давно катался, еще в детстве. Решил вспомнить, как это — стоять на лыжах. – Парень усмехнулся.

– Может, вместе попробуем? – робко предложила я.

– Как раз хотел предложить! – обрадовался он.

– Вот и замечательно, тогда договорились. Главное — чтобы погода позволила.

– Позволит, у нее нет выбора, – шутливо ответил Макс.

В этот момент, в дверь постучали. Это доставили упакованный в ланч-боксы завтрак. Сервис, однако.

Полдня пришлось провести в номере, за общением с Максом и целым семейством, что жили с нами по соседству.

Максим, как и вчера, много времени проводил, уткнувшись в смартфон, хотя и оказался довольно неглупым и очень начитанным молодым человек. Но меня раздражало его зависание в телефоне. Это ненормально! И если бы еще нормально общался! Нет ведь! Читал комментарии на своей странице, иногда что-то писал и улыбался при этом.

– Ладно, раз там тебе интереснее, то я пошла, – не выдержала я и отправилась в свою комнату.

Мне кажется, он даже не заметил этого.

Но в комнате я страдала от безделья. Ну, не могу я сидеть на месте и ничего не делать! Книг, как назло, я с собой не взяла. Полистав ленту Фейсбука, я убедилась, что ничего не произошло такого, на что я могу повлиять, а все остальные темы повторялись изо дня в день. Скучно. Грустно. Я подошла к окну. Снегопад закончился, оставив после себя сугробы и заносы, ветер стал тише. Может, рискнуть и выйти на улицу? Вон, вроде появились первые прохожие. Тоже, видимо, наскучило сидеть в комнатах. Решено! Пойду на прогулку, хоть воздухом подышу, свежим, горным, лесным и морозным! И так целыми днями в офисе пропадаю.

Я надела лыжный костюм, по карманам рассовала нужные мне мелочи — телефон, гигиеническую помаду, влажные салфетки и немного денег. Обула теплые ботинки, закуталась шерстяным шарфом и вышла на улицу.

Красота! Погода и впрямь радовала, работники курорта расчищали снежные заносы, трассы пока не работали, но я и не торопилась на них. Успею еще, я пошла на прогулку, поэтому просто наслаждалась открывающимися мне пейзажами. Я поднялась на небольшой склон и замерла — долину окутал туман. Это выглядело так необычно, что у меня дух захватило.

– Правда, красиво? – голос, внезапно раздавшейся за моей спиной, заставил меня вздрогнуть и медленно обернуться.

Макс улыбался.

– Опять ты! – рассердилась я. – Ты за мной следишь, да?

– Нет, – мотнул он головой. – Я просто гулять пошел, а тут ты…

– Ну-ну. Так я тебе и поверила.

– Не хочешь – не верь, – пожал он плечами. – Пойдем туда? – он указал рукой на вершину горы, название которой мне было неизвестно. Она поднималась почти на полторы тысячи метров над уровнем моря.

– Так ведь сейчас тропы нет… Замело, – озадачилась я, прекрасно понимания, что с горами шутки плохи, они и отомстить могут.

– Ну и что, – пожал тот плечами, – я хочу подняться и посмотреть сверху на поселок.

– Пешком? – зачем-то уточнила я.

– Ага.

– Ненормальный. Мы не дойдем! Метель только закончилась, ты хоть понимаешь, что это может быть опасно?

– Понимаю. Но все равно пойду, хоть чуть-чуть поднимемся! И сразу вниз! На самый верх не обязательно ведь!

– Значит, ты не только гаджетозависимый, но еще и упрямый, как бык. Тебе жить надоело? Давай подождем нормальной погоды! Да и скоро темнеть начнет! Заблудимся еще!

– Можешь ждать у моря погоды, а я поднимусь. Оттуда должны быть классные фотки!

– Ладно, идем! – наконец согласилась я. Бросить человека одного в горах я не могла. Это глупо и беспечно с моей стороны.

Подъем был несложным, для меня, как человека, привыкшего к таким вершинам. Снег, правда, добавлял неудобств, мы проваливались местами по пояс, но упорно шли на вершину. Максим тоже шел легко, даже дыхание не сбилось. Тренированный, что ли?

Мы прошли где-то полпути, как вынуждены были остановиться, я услышала странный гул, который насторожил меня.

Я остановилась и села прямо на снег.

– Макс, что происходит? – решила спросить у него.

– Не знаю, – он сел рядом со мной.

Подняв голову наверх, я увидела, как сотряслась вершина и огромный снежный ком покатился вниз, прямо на нас, на ту самую гору, на вершину которой мы поднимались…

– Лавина! – крикнула я. – С гор идет лавина!

Я в панике судорожно вцепилась в Максима, не в состоянии пошевелиться. Снежный ком шел на огромной скорости прямо на нас. Ни малейшего шанса от него спрятаться.

– Давай вправо!

– Там обрыв! – шептала я.

– Зато есть шанс, что спасемся от нее, лучше упасть, чем смешаться со снегом! – крикнул он, стильно толкая меня.

Мы вместе перекатились на бок и затем кубарем начали скатываться по правому склону, от лавины, что с шумом и грохотом летела вниз.

– А-а-а! – вопила я, понимая, что даже если мы укроемся от лавины, ничем хорошим это падение не закончится…

Удар! В глазах потемнело, затем что-то сверкнуло, еще удар. Конец…

– Максим! – это было последнее, что я крикнула, прежде чем отключиться полностью.

Глава 2.

Очнулась я от нестерпимой жары. Ощущение было такое, что меня пытались заживо зажарить или сварить. Я облизнула пересохшие губы. Открыла глаза, попыталась перевернуться и сесть, поскольку лежала на боку в позе эмбриона. Но в этот момент все тело отдалось нестерпимой болью. Я застонала.

– Что со мной? Где я? – сознание смутно подкинуло мне картинку горы в снегу, летящую лавину и меня, катящуюся с обрыва вниз. Ни как я оказалась в горах, ни почему я была одна — никаких воспоминаний. Эх… Плохи мои дела. Совсем плохи. Единственное, что помнила — свое имя — Маша. При попытке вспомнить что-то еще — жутко болела голова. Рядом со мной кто-то пошевелился. Рассмотрела парня, одетого в теплый лыжный костюм, равно как и я. Что мы делаем в них при такой жаре?

Насколько я смогла осмотреться — лежали мы на цветочной поляне, покрытой мелкими желтыми цветами, отдаленно напоминающие одуванчики, чуть поодаль высились скалистые, местами рыжеватые, горы. А над нашими головами было фиолетовое небо без единого намека на солнце или луну, или хотя бы звезды.

– О, Боги! – произнесла я вслух. – Что со мной? Где я? – Парень с перепуганными карими глазами отрицательно мотнул головой и схватился руками за голову. Он тоже не понимал ничего.

– Кто это тут богов вспоминает? – около меня появился невысокого роста человечек с рыжими кучерявыми волосами. Маленький мужчина, одетый в рабочий комбинезон темно-серого цвета, с киркой на плече грозно смотрел на нас.

– Ой! – вскрикнула я, прикрыв рот ладошкой. Мужчина говорил низким голосом, немного с хрипотой, но на понятном мне языке. Хотя я точно знала, что раньше никогда не слышала подобного.

– Вы кто? – продолжил он допрос, придирчиво рассматривая нас, – почему так странно одеты? И для чего вам… Боги? – при упоминании последних, его лицо исказилось в страшной гримасе.

– Не знаю, – честно ответила я, – не помню. Где мы?

– Вы что, с небес упали? – мужичок нахмурился. Его рост был от силы метр сорок, но это был не ребенок, а, судя по его осознанному взгляду и рассуждениям, уже достаточно взрослый мужчина, просто карлик, по сравнению с нами.

Я помотала головой. Парень, что лежал рядом со мной, все-таки умудрился сесть, при этом кряхтя и постанывая. И сейчас рассматривал незнакомца с не меньшим любопытством.

– Это странно, – произнес мужичок с киркой. – Вы слишком необычные для нашей местности: длинные такие, да еще и одеты непонятно во что – жарко ведь.

– Послушайте, – вмешался в наш разговор мой товарищ по несчастью, – единственное, что я помню – это лавина снега, от которой мы пытались спастись. Мы вообще на лыжном курорте отдыхали…

– Что? – я посмотрела на соседа.

– То, я тебе все расскажу, все, что помню, во всяком случае, Маша, – он улыбнулся. Я ему тоже.

«Он знает мое имя! Но почему я не помню, кто он? Печалька!» – пронеслось в голове. Я тяжело вздохнула.

– Чего?! – теперь уже удивился мужичок. – В общем, пока мы не узнаем, кто вы такие и что вам надо в нашем маленьком мире, совершенно позабытым упомянутыми вами богами, посидите в темнице.

– Эй, может, не нужно? – робко спросила я. – И вообще боги никакие не наши…

– Нужно, – коротко ответил человечек, щелкнул пальцами, что-то прошептал, и нас тут же связало льняной нитью. Щелкнул снова, и мы провалились под землю, больно стукнувшись о земляной пол пятой точкой. – Посидите тут, а мы пока решим, что с вами делать, – его голова склонилась над нами.

«Окошко» над нашими головами закрылось. Мы остались вдвоем в кромешной темноте.

– Ну и дела, – произнесла я и в лучших традициях жанра потеряла сознание.

– Маша! Маша! – меня нещадно шлепали по щекам и дули в лицо.

Я застонала, веки мои были тяжелыми, голова кружилась, во рту все пересохло.

– Пить! – прошептала я. Тут же на мои губы упало несколько капель живительной влаги.

– Это все, воды мало, надо экономить, – голос звучал виновато.

Я все-таки разлепила веки. Все то же мрачное и довольно сырое подземелье, я лежу на своем лыжном костюме в одних легинсах и водолазке, что были под ним. Рассмотреть дальше двух шагов не представлялось возможным. Рядом со мной сидел тот самый парень, тоже снявший свой лыжный костюм. Веревок на нас уже не было.

– Ты раздел меня? – недовольно уставилась на своего спасителя.

– Пришлось, иначе ты задохнулась бы от духоты, – спокойно ответил парень.

– Как тебя зовут? Кто ты? – решила сменить тему я.

– Ты в самом деле ничего не помнишь? – он с удивлением посмотрел на меня.

– Нет, – мотнула головой. – Голова ужасно болит и вообще все тело ломит…

– Мы с тобой спасались от лавины и упали с обрыва. Ушибы вполне объяснимы.

– Это я помню, как раз-таки. А вот кто ты — я не помню…

– Меня зовут Максим, мы с тобой жили в одном коттедже в Буковеле, в соседних номерах. Пошли гулять и чуть не угодили под лавину…

– Постой… Мы точно просто соседи?

– Да. А ты чего придумала себе? – Максим взял меня за руку.

– Ничего. Забудь. А ты сам как? Целый? Только мне синяки достались?

– Не только тебе, – язвительно ответил Максим. – Синяки и у меня есть, и нога болит, я на нее с трудом наступаю. А вот у тебя, боюсь, перелом и сотрясение мозга… Может, еще что-то, я не силен в травмах.

– Плохо, но не смертельно, – вынесла вердикт я. – А где мы вообще? И почему жара, если нет солнца? Как можно падая с обрыва угодить из зимы в лето? Или я просто сплю?

– Эй, потише с расспросами, – Максим усмехнулся. – Я сам ничего толком не понимаю. Пока мне удалось найти на стенах этой пещеры капельки воды, значит, от жажды мы не погибнем, да и вообще этот странный карлик должен вернуться…

– На вашем месте я не сильно бы на него рассчитывал, – перед нами возник дух, ростом примерно с Макса, в белом одеянии. Над его головой с длинными перламутровыми волосами светился золотой нимб. Голубые глаза лучились добротой и милосердием. – Эти рудокопы стали совершенно бездушными существами. Они вообще забыли, что такое взаимовыручка и помощь, видят кругом только врагов, желающих завладеть самоцветами, которые они добывают в горах. Они стали настолько жадными, алчными и мелочными, что разругались со всеми окрестными обитателями. Кроме того, еще и нас, богов этого чудесного мира, совершенно не уважают, можно сказать, они отказались от нашей опеки…

– Простите, а вы кто? – решила спросить я у необычного гостя.

– Меня зовут Добрин. И я — Верховный Бог мира Арилейф, господа путешественники, – дух приветливо улыбнулся и широко раскинул руки, приветствуя нас.

– Бог? – удивился Макс. – А разве боги показываются людям, простым смертным?

– А почему они не должны делать этого, мой юный друг? – дух бога завис прямо перед нами в воздухе, сев по-турецки и склонив голову налево.

– Хотя бы потому, что люди могут разгадать их тайны? – как-то слишком наивно и скромно спросил Максим.

Добрин расхохотался.

– Тайны? Тайны чего? Здесь Боги и их подопечные, в частности рудокопы, всегда жили в сотрудничестве. Пока последние не отказались от нашей помощи и покровительства. И знаете что мы имеем в итоге?

Мы с Максом переглянулись и помотали головами. А Добрин продолжил:

– Богиня Путешествий сбежала, и теперь ее местонахождение неизвестно никому, Богиня Любви долго грустила и тосковала, что не осталось никого, ни единой пары, которой нужно ее божественное благословение, и вскоре исчезла вслед за своей сестрицей. Бог Юмора развлекается, как может, и чаще совершенно неостроумно и даже обидно, и тоже порывается сбежать вслед за своими сестрицами, а Богу Смерти я проиграл в карты уже три сотни тысяч раз. Хитер, братец.

– А зачем вы нам все это рассказываете и почему мы должны вам верить? – спросил Макс.

– Вы новые в этом мире, ничего не знаете. Никто не придет вас спасти. Поверьте, он бросил вас сюда и забыл о вашем существовании уже через минуту. Ему нет до вас никакого дела… Самоцветы – вот что больше всего волнует рудокопов уже несколько сотен лет. И это грустно.

– А вы можете нас спасти? – с надеждой спросила я.

– Могу! И спасти могу, и исцелить могу, и даже попробую домой вернуть в целости и сохранности! – продолжил Добрин уже более радостно.

– И что взамен? – деловым тоном уточнил Макс.

– Сущий пустяк. Вы поможете мне вернуть сестер домой, а еще — этих оболтусов, рудокопов, надо как-то убедить в том, что мы, то есть Боги, все еще есть и мы – здесь, рядом – только присмотреться надо…

– Но как мы это сделаем? – вмешалась я.

– А это уже ваши проблемы! Так что, согласны, горемычные? – поинтересовался Верховный Бог Арилейфа Добрин.

– Согласны! – ответил за нас двоих Макс.

– Вот и чудно! – Бог улыбнулся. Затем протянул свою руку, которую Макс с осторожностью пожал. – Договор заключен, – сказал Добрин, наблюдая, как руки окутывает золотая нить и впитывается под кожу.

– Что это? – спросил Макс, рассматривая метку в виде золотой стрелы на своем запястье. У меня появилась точно такая же.

– Божественный договор. Пока все пункты не будут выполнены, стрела не исчезнет, а вы не сможете покинуть Арилейф. Кстати, а как ваш мир-то называется? – неожиданно спросил Добрин.

– Земля, – ответил Макс. – Постой, как не сможем покинуть? А долго нам тут находиться?

– Я же сказал, пока не выполните свою часть договора, – спокойно повторил Верховный Бог.

– А если нет?

– «Если нет» – не бывает. Все дело лишь в сроках. Так вот, свою первую часть договора я исполню прямо сейчас, а потом вы исполните свою. Посмотрим, можете ли вы быть полезны. – Бог противно хихикнул. Потом что-то прошептал и исчез. Просто растворился в воздухе.

– И что это было, Макс? На что мы только что согласились?

– Хотел бы я и сам это знать, – пожал плечами Максим.

В этот момент стены сотряслись от мощного толчка, с низкого свода посыпалась земля.

Я зажмурилась, Макс прикрыл меня своим телом, потом нас приподняло, подбросило вверх, несколько минут ощущения полета — снова удар.

Когда же это все закончится? Странные у них способы перемещения.

Открыв глаза, я обнаружила, что мы опять находимся в том самом цветочном поле. Только вот тело мое больше не болит. И даже голова перестала кружиться. А еще память вернулась. Мистика. И печалька. Эх!

– Ты как? – прохрипел Макс, приподнимаясь надо мной.

– Порядок, вроде. А ты?

– И я. Странный этот Добрин. Зачем он нас выбросил в то же самое место? И что нам тут делать?

– Я пока плохо понимаю все происходящее, – вставая с земли, ответила я. – Но предлагаю отправиться на поиски какого-то жилья. А там разберемся.

– Поддерживаю. Тем более, то уже начало смеркаться, – он указал рукой на небо, и я с удивлением увидела первые звезды, слабо мерцая, они словно подмигивали нам из далекого Космоса.

Взявшись за руки, мы отправились по едва заметной тропинке, в противоположную от гор сторону. Я лишь подхватила свой костюм, свернула его в рулон и сунула под мышку. Макс поступил точно также. Хоть что-то из вещей есть. Авось, не пропадем.

Поле вскоре закончилось, дорога петляла рыжей змейкой, уводя нас к предполагаемым поселениям. Вдоль дороги изредка нам встречались колючие кустарники с ярко изумрудными листьями и оранжевыми ягодками. Пробовать их мы не рискнули. Мало ли что.

Первые дома показались примерно через полчаса пути.

Все постройки здесь были из серого камня, что нас удивило, окна сделаны из цветной мозаики, крыша двускатная, выложена также из камня, только более плоского и темного.

Мы совершенно свободно вошли на территорию этого поселения. Ворот не было, просто дорога стала немного шире.

Одноэтажные невысокие дома не были огорожены заборами, но перед каждым расположилась аккуратно подстриженная зеленая полянка с цветами или даже без. Ни деревьев, ни кустов… На улицах тоже пустынно. И где все? Мы не торопясь шли по улице, рассматривая окрестности – все было однотипным, словно клоны стояли рядами дома, ничем не выделяющиеся среди прочих. Да и по сравнению с земными они были невысокими. Мне стало неловко, я ощущала себе великаном в стране лилипутов.

Из-за следующего поворота резко вывернул человечек в рабочем комбинезоне, в котором я узнала нашего старого знакомого. Он, кажется, тоже нас узнал, резко остановился и спросил:

– Вы? А что вы тут опять делаете? И как здесь оказались? Я же запер вас…

– Мы! – громко ответила я. – Как выбрались, так и выбрались, мал еще поучать старших, – попробовала укорить его я.

– Но-но! Я – сын Императора! Я – сильный маг! И уже взрослый мужчина! – карлик стукнул себя в грудь кулаком. – А вот кто вы такие? – он снова насупился и принялся нас рассматривать.

– Гости, – ответил Макс, и присел на корточки, чтобы сравняться ростом с ним.

– Гости? Откуда им тут взяться? В этих краях их не бывает, – уверенно заявил он. – Мы давно никого не принимаем.

– У тебя устаревшая информация, – спокойно возразил Максим. – Гости уже здесь, а значит — бывают. Откуда? Издалека, вестимо. Как попали? – продолжал «добивать» бедолагу мой друг по несчастью (или таки счастью?), – да вот хотя бы с помощью этой штуки, – Макс извлек из кармана свой смартфон, стильный серебристый Самсунг в чехле с улыбающимся миньоном. Экран вспыхнул, включая устройство, следом раздалась характерная мелодия с вибрацией при загрузке системы.

Малец-маг округлил глаза, отскочил назад и еле слышно прошептал:

– Мироходцы… Они нашли нас… Беда…

И бросился прочь туда, откуда пришел.

– Эй, куда ты? – крикнул вслед Макс.

Но человечек его уже не слышал.

– Ты что-нибудь поняла? – спросил он у меня.

– Нет, а ты?

– И я тоже, – парень хмыкнул. – Идем за этим рыжим рудокопом? Он наверняка выведет нас на вышеупомянутого папеньку.

– Давай, – согласилась с ним. – Слушай, а как ты додумался показать ему телефон?

– Сам не знаю, машинально его достал. Счастье, что он уцелел, да еще и работает тут. Но с этим разберемся потом.

Мы устремились вслед за убегающим парнем.

Тем временем начало стремительно темнеть. Вместе с сумерками возле каждого из домов зажигались большие желтые шары, которые, казалось, просто висели в воздухе. Такие мини-луны освещали улицы и оставляли на дороге и стенах причудливые тени.

– Как красиво, – восторженно произнесла я.

– Угу, – согласился со мной Макс. – Красиво. И необычно. – Он подошел к одному из таких шаров, они висели не очень высоко, так, что роста Макса вполне хватило, чтобы дотянуться до шара.

– Он сделан из тонких нитей. Похоже, что они впитывали в себя дневной свет и теперь горят…

– А почему тогда мы не видели эти конструкции?

– Не знаю, – пожал плечами Макс. – Может, просто не обратили внимание?

– Может, – пожала плечами я, хоть и была уверена, что никаких подобных конструкций я не видела. Магия? Возможно.

Дом Императора сразу бросился в глаза. Он расположился в конце улицы, которая заканчивалась тупиком. Этот дом был в два этажа, более массивным и роскошным, с двумя высокими башнями по бокам, крыши которых украшали крупные зеленые камни, как мне показалось — изумруды.

По гравийной дорожке мы подошли к кованой массивной двери, на которой висел небольшой молоточек.

Я осторожно его приподняла, он ударился о дверь, издав громкий железный стук.

Дверь распахнулась, явив нам невысокого человека во фраке.

– Доброй ночи, чем обязаны столь позднему визиту?

– Доброй, мы ищем место, где можно поесть и переночевать. Нам немного нужно.

– И вы решили идти сразу к Императору? Постоялый двор вам не подходит? – сощурился человечек.

– Нам сказали, что гостей в этих краях не бывает, и дали ваши координаты.

– И кто же это был, такой умный? – не прекращал допроса он.

– Не имеем чести знать его имя, сказал, что он — сын Императора, – сдал парнишку Максим.

– Легун! – проревел человечек.

– Что случилось, отец? – наш старый знакомый вышел к нам, да так и замер.

– Ты ничего не хочешь мне объяснить?

– Пап…

– Не папкай!!! Так и знал, что ты непременно учудишь чего-нибудь. – Проходите, гости дорогие, с этим шалопаем я потом сам разберусь. Иди к себе, и чтоб до утра я тебя не видел, – обратившись к сыну, произнес Император.

Мы стояли на пороге совершенно потерянные и не знали, как реагировать на все, что происходит в этом странном мире.

– Чего застыли? Заходите, – он приветливо махнул рукой, пропуская нас вовнутрь.

Мы оказались в просторном холле. Здесь были довольно высокие потолки, украшенные лепниной, но в то же время мы практически касались головой о них.

Здесь все просто кричало о титуле хозяев: богатое убранство, самоцветы горками сложенные на полках серванта, огромный красный диван, оббитый бархатом; по центру комнаты – кирпичный камин, роскошные мягкие кресла-качалки, зеркала, картины на стенах, тяжелые гардины на высоких окнах.

У меня дух захватило от восторга.

– Нравится? – поинтересовался хозяин.

– Да, очень красиво, – ответила я.

– Рад стараться. Сам, все сам, своими руками…

– Правда? – удивилась я.

– Конечно. А что в этом такого?

– Первый раз слышу, чтобы императоры что-то делали сами. Обычно это делают слуги…

– Деточка, ты с какой Луны свалилась? – Император сел в кресло и уставился на меня.

– С планеты Земля, – честно ответила я.

– Ясно. Так вот, не сравнивай нас и их. Тут все другое, – его голос прозвучал довольно резко, с нотками обиды. Мы все делаем сами. Своими руками. А то еще растаскают чужое доброе, ироды…, – последнюю фразу император сказал очень тихо, словно сам себе. Но я уловила ее смысл.

– Простите…

– Ладно, проехали. Давайте знакомиться. Меня зовут Витмарр. Я — император Элгории, юга Арилейфа. Моего непутевого сына, с которым вы уже имели честь познакомиться, звать Легун. Младший, бестолковый, но мнит себя сильным магом. Он вам не навредил? – Император склонил голову на бок и оценивающе нас рассматривал.

– Он нас заточил в какой-то пещере! – высказался Макс.

– Даже так? Любопытно… – хмыкнул Витмарр.

– Что в этом любопытного? Вы всех гостей так встречаете? – вмешалась я.

– Нет. То есть, гостей здесь не было с тех пор, как этот мир покинули боги. А заточил — молодец. Мы же еще не знаем, кто вы такие. Не знаю, как вы выбрались из его ловушки, как нашли наш дом, но раз вы это сделали — сила магии у вас есть точно. Будем наблюдать. А пока простите, вынужден приступить к неотложным делам. Ваша комната на втором этаже, третья дверь налево.

И этот император щелкнул пальцами. Я почувствовала толчок и судорожно вцепилась в руку Максима.

Мгновение — и мы стоим посредине комнаты. Впрочем, комнатой это назвать сложно. Она не шла ни в какое сравнение с богатым холлом.

Здесь не было ни ковров, ни картин, ни зеркал, стены были выбелены светло-зеленой побелкой. Одинокая кровать на деревянных ножках, покрытая синим пледом, стояла вдоль стены, напротив нее — комод. Возле окна стол и два стула. Вот и все. Мне эта обстановка напомнила деревенский домик моей прабабушки.

– Они издеваются над нами? – спросила я у Макса, осматриваясь.

– Похоже на то. Гостеприимства в этом мире явно не существует. Один другого краше. А как же ужин?

– Ужин… – хмыкнула я. – А ты уверен, что они тут вообще едят? Может, они эмоциями питаются, как вампиры?

– Вампиры пьют кровь, – произнес Макс, опускаясь на кровать. Эмоции — это удел демонов, по версии фантастической литературы, во всяком случае.

– Это я знаю, но есть все равно хочется.

– Привет! – в комнате появился уже знакомый нам Бог.

Добрин приветливо улыбался. И сейчас был больше похож на человека, чем на духа, но все в том же белом одеянии.

– Я смотрю, вы играете по-крупному? Решили начать с самых главных лиц Элгории?

– Рыба гниет с головы, – ответил ему Макс. – Отсюда и надо начинать.

– Уважаю! – Добрин протянул Максу руку.

– Спасибо, – тот пожал ее и внимательно посмотрел на гостя, – а ты зачем пришел?

– Я-то? – удивился бог, – так убедиться, что у вас все в порядке. Нужны вы мне… Очень. Вот и переживаю. Да и интересно с вами. Вон за полдня сколько всего произошло…

– Ну, спасибо. Еще один такой же, – не выдержала я.

– Эй, полегче, могу и передумать. Без моей помощи вы в этом мире погибнете.

– Где наша не пропадала, выживем. Не из таких мест выбирались, – включился Макс в нашу перепалку. – И вообще, если ты такой крутой — добудь нам еды, а то ни папочка, ни сыночек даже не подумали накормить гостей с дальней дороги.

– Покормить? – Добрин задумчиво почесал подбородок. – А, пожалуйста! – снова щелчок пальцами, – и на столе стоят самые разные блюда и напитки.

И как они это делают?

– О, спасибо! Ты настоящий друг! – Макс вскочил и энергично пожал Добрину руку.

Мы с Максом жадно набросились на еду. Конечно, почти сутки не ели, не пили. Бог сидел на кровати и молча наблюдал за нами.

Насытившись, я повернулась к нему лицом:

– Спасибо, все было очень вкусно. А теперь ты нам все расскажешь об этом странном мире.

– На здоровье. А что вы хотите знать? – Бог склонил голову на бок.

– Все. Кто такие эти рудокопы, почему они отказались от вас, и если Элгория — это юг Арилейфа, то, что тогда расположено на севере? Что здесь и как устроено? И почему по щелчку пальцев нас раскидывает порой на немыслимые расстояния? А еще — почему здесь работает эта штука? – Макс вытащил свой смартфон.

– Какие вы напористые, – бог немного отклонился назад, удобно устраиваясь на кровати. – Ладно, расскажу. Должны же вы знать, где оказались и что вас ждет.

Мы дружно закивали головами, приготавливаясь слушать.

Арилейф — небольшая планета в Сиреневой Галактике, недалеко от Солнечной Системы, откуда вы к нам и попали, – начал рассказ Бог. Здесь один-единственный материк, окруженный высокими горами, за которыми простирается океан. Есть много рек и озер, полей, равнин и пастбищ. Но все они в основном расположены на севере, в Адальмории. Там живут фермеры, они выращивают овощи и фрукты, которые поставляют сюда. Здесь же, как я и говорил, живут рудокопы, добывают самоцветные камни, которых здесь великое множество самых разных форм, оттенков и размеров. Изумруды – небольшие по размеру камешки, – Добрин высыпал на стол несколько штук, – выступают в качестве обменной валюты.

Императоры севера и юга много веков ведут войны между собой, делят территории и земли, поскольку на юге совершенно нет плодородных, и шахты, которых почти не осталось на севере. Но никак не могут договориться между собой. Они закрыли все порталы, полностью перекрыв возможность для мироходцев изучать просторы Вселенной и этой планеты в частности. Вы сюда попали чудом, сам еще не понял, как именно, только моя сестра Николина могла бы ответить на этот вопрос, но ее нет здесь, увы.

На границе двух империй был древний Храм, где мы могли жить, куда приходили просить помощи и с севера, и с юга. Нас знали и почитали. Этот Храм, построенный народами в честь моей сестры, Богини Путешествий Николины, был домом для всех нас.

Но дед Витмарра, Боромар, пять столетий тому назад разрушил его, посчитав себя могущественнее нас, предав тех, кто в него верил. Он просто сбежал их этого мира. Трус и негодяй. Предатель. Храм рухнул…

Мы не ушли тогда, как все думают, мы рядом, но в нас больше не верят, с нами не считаются, нас не слышат… Все думают, что мы ушли, но это не так. Мы здесь, мы рядом. И ждем, когда рудокопы и фермеры снова это поймут. Николина с тех пор скитается в поисках нового мира, она не верит, что их можно исправить. Джилина вообще исчезла без вести, мы скучаем без сестер. Один только Юзилин, Бог Юмора, пока еще остается позитивным. Но он такой всегда был, оптимист.

Ушли отсюда со временем Любовь и Вера. Нет их покровительства, отсюда и стали злы рудокопы и фермеры. И так будет, пока они вновь не поверят в нас и нашу помощь. Здесь поселились Тщеславие и Эгоизм. А еще Зависть и Ненависть.

В мире есть магия. Но на данный момент — это только перемещения внутри мира, как вы успели заметить, по щелчку пальцев открывается портал. Но щелчок сопровождается пусковым заклинанием.

Есть среди населения целители и боевики. Но их крайне мало.

Энергия возникает из природы – ветер, вода. Рассеянный солнечный свет питает шары на улице и внутри домов, чтобы было светло ночью.

Вода проведена, им удалось провести водопровод, используя подземные источники.

Вроде все рассказал. Ах, да. Твоя штука. Похоже, именно она сработала для открытия портала. Уж не знаю точно, как и с чьей помощью, – Добрин повертел в руках смартфон Макса и вернул ему. – Вопросы есть?

– Есть! Нам-то что делать? Мы домой хотим! – спросила я.

– Не так быстро! Мы же договорились, помнишь? – Добрин внимательно смотрел на меня. – Я вам жизнь спас? Спас. Теперь вы поможете мне. И если вы действительно окажетесь полезны, так и быть, я сделаю все, чтобы помочь вам вернуться на свою Землю, – бог гаденько хихикнул. – Заболтался я с вами, арриведерчи! – И он исчез. Испарился.

– Вот гад! Смылся! – произнес Макс.

– Я все слышу! – раздался его голос в комнате. – И вижу. – Помните об этом.

Максим яростно запыхтел. Я приобняла его за плечи. Внутри меня тоже бушевала буря непонимания и недоразумения. Но я очень старалась не подавать виду.

– Успокойся, давай лучше спать, уже очень поздно. А утром решим, что делать нам дальше.

– Спать? Да я ж не усну после всего, что услышал! Сколько нам торчать в этом покинутом богами мире? Как нам заставить чокнутых рудокопов поверить в то, что боги есть, если я сам не особо верил в их существование до сегодняшнего дня? Как? – Макс был взбешен.

– Если ты будешь нервничать, то ничего не добьешься, – возразила я, усаживаясь на кровать. – В душ бы… Ну, да ладно. Лично я — спать, – забираясь под одеяло, сказала я.

– Как мы будем делить кровать? – поинтересовался Максим.

– Ложись рядом, – предложила я. – Я не гордая, в походах привыкла спать с мужчинами в одной палатке.

– Ладно, спасибо, – он забрался на кровать и лег рядом, сделав попытку обнять меня.

– Руки, – предупредила я.

Макс недовольно засопел, но руки убрал.

Глава 3.

Следующим утром нас разбудили совершенно нелицеприятным способом — на нас вылили воду.

Отфыркиваясь и отплевываясь, я открыла глаза, чтобы посмотреть на того, кому жить надоело. Над кроватью со стаканом в руках стоял сынишка императора — Легун.

– И как это называется?

– Это называется: сеанс благотворительности окончен. Собирайтесь и топайте отсюда, день давно наступил, сони, – с этими словами он развернулся и вышел. У меня зачесались руки его придушить.

– Что они себе позволяют? – обратилась я к Максу. – Что жители, что боги. Одного поля ягодка. Надо ж было так вляпаться! – я села на кровати, обняв руками колени.

– Я и сам не понимаю. Но предлагаю пойти и познакомиться с другими жителями. Я не верю, что они тут все умом тронулись.

– Неа, они просто не любят гостей, – сделала вывод я.

Макс лишь пожал плечами и подошел к столу.

Мы быстро перекусили тем, что осталось от нашего ужина.

Когда мы спустились вниз, папочка и сыночек сидели за столом, потягивая вино из изысканных золотистых бокалов с изумрудной лепкой.

– Утром пить вредно, – скептически хмыкнула я.

– Тебя спросить забыл, – фыркнул Витмарр. – Как спалось?

– Отлично, – ответила я.

– Вот и славно. А теперь идите и не возвращайтесь!

– Но куда? Нам некуда идти, мы тут ничего не знаем…

– А это меня не касается. Может, кто-то и даст вам приют.

Макс дернул меня за руку.

– Идем, тут нам больше делать нечего.

Мы вышли на улицу, здесь было душно: ни малейшего дуновения ветра, солнечный свет, словно отражается сквозь призму и растекается вокруг. И вновь на дорогах пустынно. Я не понимала: где все? Почему все сидят в своих домах, замкнуто и совершенно не выносят посторонних? Духота ли тому виной? Или все действительно слишком замкнуты и сосредоточены на своих проблемах? Что за странный и дикий мир этот Арилейф?

***

Мы вышли из поселка и отправились через поле в сторону империи фермеров. Может, хоть они окажутся приветливее?

– Вот ведь угораздило! Весь отпуск коту под хвост, – проворчал Максим через пару часов пути.

– Можно подумать, – огрызнулась в ответ, – у меня, между прочим, тоже отпуск. И я рассчитывала его провести на горнолыжном курорте, а не в покинутом богами Арилейфе, где стоит просто невыносимая духота и влажность! – Я поправила ворот водолазки. – Воды бы. А то мы так долго не протянем. Да и одежду сменить на летнюю нужно.

– Да, вода точно не помешает. Кто его знает, сколько нам через это поле топать… С одеждой тут туго похоже, я не заметил ни одного бутика…

– Бутик, – фыркнула я. – Да хоть бы блошиный рынок, или ателье какое-нибудь… Не до моды сейчас, знаешь ли. – Я вздохнула, прикидывая возможное расстояние до границы с фермерами. Но ни одной мысли не возникло о том, сколько нам предстоит туда идти. И будут ли на нашем пути еще поселения рудокопов тоже не ясно. Я нагнулась и сорвала желтый цветок. – Поле, кстати, заброшено, давно тут никто не ходил. Да и земля сухая. Дожди, по всей видимости, тут большая редкость. Рудокопы вообще решили ото всех уединиться? Интересно, какую же войну они ведут с соседями? О чем говорил Добрин?

– Я также об этом думаю, – поддержал Максим. – Мы с тобой оказались парламентерами. И, заметь, не по своей воле.

– Угу, – согласилась я и, остановившись, села прямо на траву, бросив на нее свой лыжный костюм. – Все, я не могу больше идти. Жарко и пить хочется. Я обмахивалась руками, по спине стекал пот, я раскраснелась и тяжело дышала от жары.

Максим сел рядом, провел рукой по взъерошенным, мокрым волосам:

– Согласен, – он вздохнул, достал из кармана свой смартфон и начал клацать по экрану.

– Что ты там найти хочешь? Вай-фая тут все равно нет…

Я свой даже не хотела искать в многочисленных карманах лыжных штанов.

– Не скажи, – покачал головой парень. – Доступ в сеть есть, а батарея совсем не разрядилась…

– Да ну? – не поверила я. – Дай посмотреть!

– Пожалуйста, – он протянул мне телефон.

Хорошо, что я сидела. На экране значилось наше местоположение: Элгория. А еще в виджете «Погода» красовалось фиолетовое небо и переливалась радугой цифра +32 С.

– Мда… – только и сказала я. – А как это работает? И почему погода в цельсиях? Откуда они знают наши единицы измерения?

– Сам в шоке. Сеть пишет – 7G… Только вот моя симка вроде больше, чем на 4G не рассчитана, да и даты нет. Календаря нет вообще. Он исчез. Смотри! – он ткнул пальцем в экран. – И время тоже исчезло. Как они тут ориентируются вообще?

– По месяцу, мой юный друг! – перед нами вновь появился Добрин. Рассвет – Полдень – Закат – Сумерки – Ночь. Золотистый Месяц восходит с сумерками и с рассветом исчезает.

– И тебе привет! – отозвалась я. – Каменный век какой-то…

– Привет. – Бог улыбался. – Рудокопы, смотрю, поспешили отправить вас с рассветом на все четыре стороны?

– Ага, они вообще основы гостеприимства изучали? – поинтересовался Максим.

– Не знаю, – честно ответил бог. – Что зависли?

– Что с моим смартфоном? – Максим протянул телефон Добрину. – Он показывает погоду, где мы находимся, но не показывает календарь. Это странно.

– Его здесь просто нет. Календаря. Не придумали они его еще, – Бог горько вздохнул.

– «На проклятом острове нет календаря,

Ребятня и взрослые пропадают зря.

Ребятня и взрослые пропадают зря –

На проклятом острове нет календаря… – пропела я строчки из песни Андрея Миронова «Остров невезения».

– И как же они живут? Это же нереально, когда не знаешь, какой сегодня день. Сплошной день сурка получается, – удивился Максим.

– Получается, – вздохнул Добрин. – Твоя штука тут бесполезна. Но сигнал из Космоса сильный, поэтому он и определяет место, причем, довольно точно…

– Погоди, чтобы телефон определил местоположение – нужен как минимум спутник. Рудокопы исследуют Космос?!

– А причем тут они? Космос – это по нашей части. Точнее по части Николины. Это ее работа.

– И где же она сама? – снова попыталась узнать я.

– А это вы мне скажете, или забыли уже? Сбежала она, сестрица моя…

– Эх, – снова вздохнула я.

– Все будет хорошо, – поспешил успокоить меня Добрин.

– Ну, хоть вода питьевая у тебя найдется? – спросил Максим.

– Точно! Спасибо, что напомнил. Я ж за этим и пришел, – Добрин снова щелкнул пальцами и перед нами возник большой красный мешок. Как у Деда Мороза.

– Вот, тут все, что может вам пригодиться в пути, друзья мои, – он раскрыл мешок, а мы дружно переключили свое внимание на него, забыв на время о смартфоне.

– Смелее. Там есть все, что угодно. Достаточно просто представить нужную вещь. Или вещи.

– Прям-таки все? – не поверила я.

– Проверь, – хитро улыбнулся бог.

Я представила свой любимый походный рюкзак, в котором было все для длительного путешествия: несколько футболок, спортивный костюм, теплый джемпер, шорты, джинсы, кроссовки, сандалии, бандана, два дождевика, аптечка первой помощи, налобные фонарики, полотенце, посуда, спички, котелок, крупы, сухарики, сыр, сгущенка, тушенка, фляга воды…

И тут же передо мной материализовался рюкзак с вещами.

– Круто! А еще можно?

– Можно, – разрешил бог.

Тогда я представила еще палатку, два спальника и два каремата. Теперь точно не пропадем!

Максим тоже нафантазировал нужных ему вещей.

– Чудеса! – произнес он, когда все, что он задумал, появилось на траве. Среди его одежды и обуви я обнаружила фотоаппарат и небольшой кинжал. На мой вопросительный взгляд, Максим лишь загадочно улыбнулся.

– Пользуйтесь на здоровье. Все вещи перенесены из вашего мира. Все настоящее. Не бойтесь.

– А деньги? – тут же спросила я, помня о том, что за все надо платить.

– Доверь это мне. Все решено. Я ж не махинатор какой-нибудь. Все под контролем. К тому же, я знаю Бога вашего мира. Так что, не переживай, все легально, без криминала.

– Ого! – присвистнула я.

– Ничего особенного, – пожал плечами Добрин, – это моя работа.

– Спасибо огромное! – я горячо поблагодарила Верховного Бога и даже сделала попытку его обнять, но не смогла – он по-прежнему был лишь духом.

– Скатертью дорога, молодые люди, – он хитро улыбнулся, щелкнул пальцами и растворился в воздухе.

– Спасибо, – крикнула вдогонку я, откручивая крышку фляги и делая большой глоток живительной влаги. – Хорошо…

– Переодеваемся и в путь? – спросил Максим.

– Угу! Отвернись! – тут же сказала я.

– Да, пожалуйста, – парень хмыкнул, подхватил стопку со своими вещами и отошел на несколько шагов.

Я быстро переоделась, надевая белую в синюю полоску футболку с красным якорем по центру, шорты защитного цвета и бежевые сандалии. Повязала на голову ярко-красную с белыми черепами бандану, чтоб солнечный удар не схватить.

Кайф! Вот теперь можно свободно вздохнуть и идти хоть на край этого загадочного мира.

Максим тоже переоделся в синие футболку и черные бриджи, обул кеды. Через плечо у него висела сумка, на груди – фотоаппарат, а в руках он сжимал кинжал.

– Ну, кинжал я еще могу понять, в походе пригодится. А фотик тебе зачем? Сомневаюсь, что снятые здесь фотографии, будут доступны тебе на Земле. Да и батарея… Что если она разрядится?

– Не разрядится. Смартфон-то работает, а снимки… Ну, я нафоткаю, а потом спросим Добрина. Если что – оставлю им. Пусть радуются. Здесь, насколько я понял, вообще каменный век. Техники нет никакой. Только магия. Календаря и того нет.

– Надо будет поподробнее узнать, как тут все течет и меняется, и подарить бедолагам календарь. Жалко их, – выдвинула идею я.

– Непременно, – согласился Макс. – Тебе помочь с вещами?

– Ага, бери палатку и каремат, – я протянула ему сумку с палаткой, поверх которой пристроила один каремат.

Спальники пристроила поверх своего рюкзака, каремат – сбоку. Все. Я готова.

– Идем? – спросила я, когда все вещи были упакованы.

– Идем! – решительно произнес Максим. – Надеюсь, до вечера мы доберемся хотя бы до конца этого поля.

Мы продолжили путь. Дороги по-прежнему не было никакой. Горы оставались по левую руку, исправно сопровождая нас по пути.

Солнечные лучи переместились и стали двигаться в сторону гор, что, скорее всего, говорило о том, день перевалил за полдень. Так мы убедились еще раз, где запад, и что мы движемся в правильном направлении, на север – то есть к поселениям фермеров. А значит, рудокопы больше нам не встретятся. Их поселения восточнее и южнее, и скорее всего, то, где живет Император – пограничное. Хотя, может, оно вообще единственное. Мы были не уверены, что обошли его полностью.

По дороге мы говорили о самом разном, делились впечатлениями и воспоминаниями. А еще я рассказала Максу о себе: о том, где росла, училась, о своей карьере и увлечении туризмом. И с удивлением обнаружила, что Максим, как и я, родом из Ялты, там же учился. И только, когда закончил школу, поступил в университет культуры и искусства в Киеве, который успешно закончил. Работал сначала корреспондентом в газете, пробовал себя в роли копирайтера для интернет-изданий, позже устроился редактором новостей на телевидение, а буквально полгода назад стал ведущим утреннего блока новостей. Путешествовать, как выяснилось, он тоже любит, страстно любит фотографировать, у него куча спецтехники, а еще признал свою страсть, хотя скорее это можно назвать – зависимость – к смартфонам и интернету. Максим ведет свой блог на ютуб, где выкладывает фотоклипы из разных стран, где успел побывать.

В общем, я была удивлена – Максим оказался приятным собеседником, образованным и увлеченным своим делом молодым человеком.

Я окончательно расслабилась и приняла действительность: ну, подумаешь – другой мир, ну, поход к неизвестному Храму и в поселение к сомнительным фермерам. Зато горы тут красивые и цветы. И самое главное – связь не работает. То, о чем на Земле я и мечтать не могла, теперь стало реальностью – точно никто не станет с работы названивать с глупыми вопросами.

Максим, вроде, также немного расслабился, осмотрелся, сделал несколько снимков гор, меня на их фоне заснял, потом попросил сфоткать его. Я с удовольствием сделала несколько снимков.

Через пару часов пути поле все-таки закончилось. Мы стояли на распутье дороги. Одна вела в сторону гор, вторая же – неизвестно куда. Хотя, дорога – это слишком громко сказано. Это больше напоминало месиво из глины и камней с бороздой посередине, которую оставляли телеги, следами от лошадиных копыт.

За этой дорожной полосой начинался редкий пролесок – низкие кустарники и редкие деревья, с тонким стволом и раскидистой кроной, чем-то напоминали березы. Только вот ствол был коричневый, а не белый в черную пятнышку. Листочки резные, как у дуба.

– Интересно, куда нам идти? По дороге? Или в лес? – озадаченно спросил Максим.

– Хотела б я и сама это знать. Предлагаю в этом пролеске устроить привал. Пообедать и отдохнуть, а потом решим.

– Отличная идея! – поддержал меня Максим.

Мы устроились возле одного из деревьев. Расстелили на земле карематы и спальники, чтобы было удобно сидеть, достали продукты и занялись приготовлением обеда.

Собрали сухие листья и веточки, без особого труда разожгли костер и, наконец, водрузили котелок с рисом на собранную из толстых веток подвесу.

Я любила готовить на костре. Еда всегда имеет удивительный привкус приключений, дыма. Она необыкновенно питательная. Когда крупа сварилась, я добавила банку тушенки и перемешала. Вкуснятина!

Насытившись, мы улеглись вдоль костра, чтобы решить, что делать дальше. Карты у нас не было. Добрин говорил, что на границе двух империй есть разрушенный Храм. Только вот где она, эта граница?

– Максим, что ты думаешь? Куда нам идти дальше?

– Через лес. Думаю, он нас выведет хоть куда-нибудь…

– Через лес? – меня передернуло. – А если он потом перерастет в дремучий и заколдованный? Может, по дороге, а? Все надежнее…

– Не факт, на дороге могут быть разбойники. Да и ведет она в горы. Вряд ли там безопаснее. К тому же ты сама говорила, что экстрим – это твоя жизнь. Неужели струсила?

– И ничего не струсила, – я обиженно повела плечами. – Стараюсь быть объективной.

– Ну-ну, – хмыкнул Максим.

– Проблемы? – рядом со мной кто-то сел и теперь внимательно изучал.

– Допустим, – медленно ответила я.

– Юзилин, – представился очередной дух и склонил голову на бок, – мне брат про вас рассказал. Я и пришел посмотреть. Интересно же, кто пожаловал в наш мир и согласился его спасти…

Я внимательно посмотрела на новоявленного бога. Он был очень похож на Добрина – такие же голубые глаза, в которых плескались смешинки, а вот волосы у него были кудрявые и короткие. Нимб также венчал его голову, а белоснежная, расшитая золотом мантия придавала ему… величия, что ли.

– А, ясно, Бог Юмора, значит. – Вы просто посмотреть на нас пришли? – Макс внимательно посмотрел на бога, улыбнувшись лишь уголками губ.

– Ага, – тот широко улыбнулся. – Давно никто из иномирян не появлялся в Арилейфе…

– А помочь можете? – с надеждой спросила я.

– Ну, вообще-то я не могу. Такие правила… А что вам нужно-то?

– Может, карта этого мира у вас есть? – не отставала я.

– Карта? – Бог хмыкнул. – Допустим, есть, только вам она зачем?

– Чтоб знать куда идти, где что искать, – фыркнула я. Ну, неужели не ясно?

– Ах, это. – Пожалуй, можно и дать. Это не запрещается. А то еще заблудитесь, спасать придется вас и перед Богом вашего мира оправдываться… – Юзилин щелкнул пальцами, что-то прошептал, и на землю передо мной лег свиток пергамента.

Я осторожно его подхватила и развернула – черным грифелем на пожелтевшем листе были нарисованы границы мира, горы вдоль них, помеченные как Западные и Восточные гряды. Были обозначены на карте и поселения: много полей, широкая река, два леса и… Руины Храма.

– Спасибо, – кивнула я, продолжая изучать местность.

– На здоровье! Рад, что смог помочь. Пойду я. Если понадоблюсь – просто позовите. И еще: найдите Николину и Джилину. Они нам очень нужны.

– Хорошо, – синхронно ответили мы, и едва он исчез, мы вдвоем уставились в карту.

Максим вытащил из сумки синий маркер и крестиком отметил императорский дворец Элгории; нашел поле, через которое мы прошли, и тоже его отметил. Затем провел линию до пролеска, где мы были сейчас. Дальше мы водили уже пальцем, и убедились, что нам нужно идти через лес, так как проселочная дорога приведет нас в еще одно поселение рудокопов. На карте оно значилось под названием Рубиновое, а то, где жил император, называлось до ужаса банально – Императорское. Кроме того, было еще пять довольно больших поселений, где жили рудокопы. Все они были расположены в непосредственной близости к горам, в предгорной части и в центре Арилейфа.

За лесом, который и был своего рода пограничным, к северу материка, начинались владения империи Адальмория: поселения фермеров с аппетитными названиями – Клубничное, Персиковое, Виноградное, Хлебородное – расположились квадратом и по площади уступали Элгории почти вдвое. Здесь была широкая река, много полей и еще один лес – сосновый, если верить пометке на карте, расположился на востоке, ближе к Восточной Гряде Гор.

– Ого! Нехило Витмарр развернулся: целых семь поселков уже в его империи и все ему мало, – проворчал Максим.

– Угу, – согласно кивнула я. – Интересно, что послужило расколом? И как мог разрушиться Храм?

– Вот и мне интересно. Такое расследование намечается! Идем? – было видно, что ему не терпелось двигаться вперед, в его глазах блестел азартный огонек.

– Кстати, ты его нашел? – спросила я, рассматривая карту.

– Ага. Вот он, на границе Пограничного и Хлебородного поселений. Это на противоположной стороне от нас, смотри. – Максим ткнул маркером в место, где был обозначен Храм и провел от него извилистую линию к месту, где находились мы сейчас. – Из леса мы выйдем в Клубничном поселке, и надо будет пройти всю Адальморию…

– Вижу, – произнесла я, вздыхая. – Нехило так идти, не меньше недели, – прикинула я возможное расстояние. И неизвестно, что нужно, чтобы построить его заново…

– Мы справимся, я уверен, – парень осторожно приобнял меня за плечи. – Это будет незабываемый отпуск, – восторженного проговорил Максим.

– Да уж, скучно не будет точно, – во мне проснулся азарт странствий и приключений, и возможность узнать что-то совершенное новое и неизведанное. Этот отпуск точно запомнится нам обоим надолго. – Идем!

Мы собрали вещи, затушили костер и, взявшись за руки, зашагали через пролесок к лесу. Легкий ветерок, аромат трав, листьев и хвои окружил нас, вселяя некую умиротворенность. Лес всегда успокаивал меня, приводил в порядок мысли и чувства. Он обволакивал своей тишиной, завораживал.

Я шла, наслаждаясь шуршанием листьев под ногами, пением птиц, необычным сиреневым небом и проникающими сквозь свинцовые облака лучами солнца. Дикая природа Арилейфа сильно отличалась от привычной мне – деревья хоть и похожие на те, что растут и на Земле – бук, граб, дуб с раскидистой кроной, но более высокие и почти без коры – совершенно гладкие стволы. А вот хвойных растений я не увидела вообще – ни елей, ни сосен, характерных для горной местности тут не росло вообще. Пока, во всяком случае. А кустарники все колючие и очень низкорослые.

Но было в природе что-то не тронутое, не испорченное техническим прогрессом. И воздух – чистый, прозрачный, сладковатый от аромата полевых цветов.

Максим тоже с интересом рассматривал все вокруг, фотографировал чуть ли не на каждом шагу и радовался словно ребенок любой веточке, цветочку или букашке.

– Машка! Ну, смотри, какая красота вокруг! – он подхватил охапку бурых листьев и швырнул вверх, они осыпались, оседая на его плечах. Максим счастливо улыбался. Я тоже улыбнулась, глядя на него. Он, к моему удивлению, легко пустился в приключение по неизвестному миру.

Я хитро прищурилась, подняла с земли шишку и кинула ее Максу:

– Лови!

– Легко! – он действительно ловко поймал шишку и зачем-то бережно прижал к груди. Затем спрятал ее в сумку, снова сгреб охапку листьев и пустил ее в меня.

Зря он это сделал. Я в долгу не осталась и принялась с упоением закидывать листьями своего попутчика. Следующие десять минут мы откровенно веселились, швыряя листву, заливисто смеясь, бегая друг от друга и прячась за стволами деревьев. В какой-то момент, когда я остановилась, чтобы перевести дыхание, меня со спины приобняли и прижали к себе сильные руки:

– Ты – удивительная, Машка, – сипло произнес он.

А я не нашлась, что ответить, пораженная внезапным признанием. Лишь плечами пожала, вырвалась из его объятий и сделала шаг вперед:

– Идем, надо до сумерек выбраться из леса.

– Не уверен, – покачал он головой, – этот лес слишком большой, чтоб миновать его за день.

– Дай карту, – попросила я.

Максим выудил карту, свернутую в рулон из своей сумки и вложил в мою руку.

Я развернула ее и хмыкнула. Похоже, нам действительно придется ночевать в лесу.

– Как думаешь, хищники тут водятся?

– Я обещаю, что буду охранять твой сон. И предлагаю идти вот к этой точке, – он ткнул в отметку на карте, – если верить этому знаку, там есть родник.

– Очень может быть, – согласилась я. – Идем, через пару часов будем там.

До заветной поляны мы добрались с наступлением сумерек. Все-таки день здесь короче, чем на Земле. Мои внутренние часы никогда не ошибались, я много путешествовала, бывала в разных часовых поясах и ход времени ощущала очень четко. Темнело здесь гораздо раньше, да и новый день пролетел очень быстро.

– Вот и второй день подошел к концу, – подвел итог Макс, наблюдая, как заходит за высокими деревьями солнце, озаряя нас алыми лучами.

– У-у-у, – донеслось где-то вдали. Протяжный вой заставил вздрогнуть и подпрыгнуть на месте. – Волки? – насторожилась я.

– Не знаю, – пожал плечами Максим. – Давай скорее разведем костер. Огонь отпугивает, близко не подойдут.

– Давай! – я принялась ему помогать собирать сушняк.

Вскоре костер весело затрещал веточками, мы разбили палатку, застелили ее спальниками, и пока Максим занялся приготовлением ужина, я оправилась на поиски воды.

Родник оказался буквально в нескольких шагах – я ему очень обрадовалась. Между двух больших камней пробился по всей видимости горный ручеек. Он уверенно проложил себе путь, превращаясь чуть поодаль в лесной ручей с прохладной и чистой водой. Еще чуть дальше обнаружилась неглубокая купель, что позволила ополоснуть лицо, руки и ноги после дороги. Свежая вода придала бодрости и сил. Закончив с водными процедурами, я набрала полный котелок воды и вернулась к костру.

– Вода! – радостно сообщила я, водрузив котелок над костром.

– Ух ты! А карта точная, – заметил Максим и зачерпнул кружкой воды из котла. – А какая она вкусная…

– Да, удивительная вода. Кристальная, – согласилась я. – Что ты готовишь?

– Пока только бутерброды с паштетом сделал. Бери! – он протянул мне один. – Сейчас рисовой каши со сгущенкой наварим.

– О, спасибо! – тут же отозвалась я. – На свежем воздухе еда всегда вкуснее, ты не заметил?

– Заметил, – согласился со мной парень, – давай ужинать и устраиваться на ночлег.

Но едва мы закончили с ужином, как протяжный вой раздался совсем рядом с нашей палаткой.

– У-у-у-у!

– Ма-акс! – я прижалась к нему. – Мне страшно. Я не хочу стать их ужином.

– Тише! Пока горит огонь, они не подойдут, – он обнял меня.

– Ты не на Земле, это там звери боятся огня. Что если тут нет? – испуганно спросила я.

– Это инстинкты, – попытался как можно спокойнее ответить Максим, но его голос дрогнул. Он не был уверен в своих словах.

– И где интересно наши боги? – снова спросила я. – Пропадем в их лесу, так и будут они скитаться по Вселенной…

– Ты серьезно думаешь, что они будут и дальше нам помогать?

– Надеюсь, – вздохнула я. – Добрин говорил, что мы им нужны.

– Я в этом не уверен, – фыркнул Макс.

И в этом момент на поляну, где мы сидели выпрыгнули два огромных черных зверя. Кошачья грация, мощное тело, но у обоих – золотые, очень умные глаза, которые выражали скорее любопытство, чем агрессию.

Они сели на задние лапки и чинно уставились на нас, расположившись напротив, по другую сторону костра.

– Привет! – просто сказала я, едва справляясь с паникой и подступающей истерикой.

Звери кивнули в ответ.

– Мы вам мешаем? – попыталась я поговорить с ними.

Звери испуганно переглянулись, помотали головами и вдруг один из них заговорил тихим низким голосом:

– Кто вы, путники? Мы не помним, чтоб через этот лес после раскола Арилейфа кто-то ходил.

Я молчала, не зная, что сказать. Никогда не слышала, чтобы звери могли разговаривать.

– Вы кто? – просто спросила я.

Звери снова переглянулись.

– Мы – керни, – продолжил зверь. – Хранители леса, пограничных территорий и всех земель Арилейфа. Сама Николина приставила наше племя много веков назад охранять и беречь эти места. – Зверь снова склонил голову в почтенном поклоне. – Так кто вы?

– Мы – путешественники, мироходцы, как окрестил нас сын Витмарра, Легун. И Добрин тоже, кстати, – ответил Максим.

– Ах, вот оно что, – протянул зверь. – Ясно. Значит, пришло Время Перемен. – Меня зовут Алир – он снова склонил голову. – А это моя супруга – Ликора, – он кивнул в ее сторону, и она также поклонилась.

– Приятно с вами познакомиться. Меня зовут Мария, это мой друг – Максим, – быстро проговорила я. Очень хотелось вскочить и пожать им лапы, но я сдержалась.

– Друг? – недоверчиво фыркнул Алир. А я взглянула на Макса. Тот лишь плечами пожал.

– Алир, – мягко одернула его керни. – Не открывай ребятам того, чего им пока знать не нужно. – Ее голос звучал как перезвон колокольчиков. – Вы не должны нас бояться, – обратилась она к нам. – Отныне мы будем вас сопровождать. Таков был приказ богини. Пять сотен лет наше племя ждет тех, кто придет на эти земли и поможет восстановить то, что было разрушено по неразумности, – тихо сказала она. – Пять сотен лет из поколения в поколение мы передаем просьбу Николины. И бережем эти святые земли…

– Мы очень рады, – уже чуть увереннее сказала я. – Вы очень похожи на кошек, только крупнее…

– Кошки – наши сородичи, Мария. Мы знаем, что они водятся в других мирах, в том числе и на Земле. Но мы гораздо выносливее и сильнее, чем они. И к тому же, наделены способностью говорить… – Керни Алир внимательно на меня посмотрел.

– У вас большое племя?

– Не очень. До сотни особей. Мы все являемся хранителями Арилейфа, выполняем свой долг перед Богиней Путешествий. Но я и моя супруга – альфы этого племени. И поэтому именно на нас вся ответственность за жизнь сородичей, за этот лес и его обитателей, за горы и равнины, а теперь еще и за вас…

– А что вы едите? – невзначай спросила я. Я не боялась уже стать их ужином, но почему-то стало любопытно.

– Об этом не переживай, мы сами добудем себе пропитание, – уклончиво ответил Алир.

– Хорошо, – спокойно ответила я. А волки? Они правда в лесу водятся? – наконец задала я самый волнующий вопрос.

– Водятся. Но они не приблизятся к вам, пока рядом мы. Таков священный договор.

– То есть их вой мы реально слышали не так давно? – мне было страшно.

– Да, – коротко ответили керни вдвоем. – Мы сможем вас защитить и от них тоже. А сейчас идите спать и ни о чем не беспокойтесь, люди, – выделил он интонацией слово «люди», словно оно ему было не очень приятно. – Здесь ночи короче, а дни – длиннее. А силы вам будут нужны завтра, – Алир пристально посмотрел на нас своими золотыми глазами. – Нужно выйти в поселок.

– А вы? Разве вы не будете спать?

– А мы будем дежурить у огня и охранять ваш сон. Не переживай, мы уже восстановили свои силы, сон сейчас нам не нужен.

Я решила, что их совет очень разумен – целый день в пути давал о себе знать, а от новой информации голова шла кругом, усталость накатывала все сильнее. Быстро убрав за собой грязную посуду и остатки пищи, я забралась в палатку, стянув обувь, давая ногам возможность расслабиться. Макс тоже быстро привел себя в порядок и лег, устроившись рядом. Мы взялись за руки, и я, почувствовав себя в безопасности рядом с ним, мгновенно уснула.

***

Проснулась на рассвете, полностью отдохнувшая, полная сил и энергии. Выбралась из палатки и первыми, кого я увидела, были керни – они разминались на полянке неподалеку.

Да! Они делали зарядку! Я была настолько поражена увиденным, что так и замерла с открытым ртом.

Алир и Ликора разминали лапы, приседая то на передние, то плавно перенося вес на задние. Затем оба зверя сделали пробежку вокруг поляны, фыркая и подтрунивая друг над дружкой.

– Все, Ликора, достаточно, – остановившись проговорил Алир. Он сел на задние лапы и, заметив меня, поклонился. Мне показалось, даже улыбнулся:

– Доброе утро, Мария!

– Доброе утро, – отозвалась Ликора.

– Доброе утро и вам, керни, – отозвалась я. – Хорошая тренировка.

– Это всего лишь разминка, чтоб держаться в форме. Для тренировок есть целый полигон, – ответил Алир. – Как спалось? Суженого разглядела?

– Отлично спалось, – честно ответила я. – Какого суженого?

– Ну, если не ошибаюсь, это ваша земная традиция, когда спишь на новом месте, можно его во сне углядеть…

– Ах, это, – рассмеялась я. – Это не традиция, а поговорка. Я в это не верю, – отмахнулась я. – Да и не снилось мне ничего…

– А во что ты еще не веришь? – наклонив голову спросил он.

Я задумалась, не зная, что ответить. Ведь в другие миры я тоже не верила, а они, оказывается, существуют. Я не верила, что звери могут говорить, но сейчас разговариваю с необыкновенным керни.

– И даже то, что быть не может, однажды тоже может быть, – проговорила я известное на Земле выражение из сказки про Алису в Стране Чудес.

– Очень даже правильно, – включилась в разговор Ликора. – Ну, а в любовь ты хоть верить не перестала?

– Не знаю. Вроде хочется верить, но не получается, – расстроенно ответила я, не желая продолжать эту тему. Сразу всплывали неприятные воспоминания.

– Без любви и веры нельзя жить. Нигде. Это просто невозможно, – произнесла она.

– Доброе утро всем! – к нам подошел Максим. – Что обсуждаете?

– Любовь, – вздохнув, ответила я.

– Надеюсь, это любовь к завтраку, я ужасно голодный! – хищно улыбнулся Максим.

– Дурак! – ткнула его в бок, и все дружно рассмеялись. – Идем умываться лучше.

Максим охотно согласился, и мы вместе отправились к роднику. Прохладная вода бодрила и освежала.

Наскоро позавтракав и убрав за собой весь мусор, мы снова оправились в путь.

Керни держались на расстоянии, тенью следуя за нами, но вплотную не приближались – чтобы не привлекать лишнего внимания.

Я же не могла оторваться от природы, которая окружала нас: чистейшее, кажется, даже прозрачное, небо нежного фиолетового цвета, без единого облачка. Солнечные лучи, которые пронизывали его насквозь и просто растекались по небосводу, по земле, проникая внутрь всего живого. Самого ж светила видно не было. Сколько загадок и тайн скрывается в этом мире, что еще нам предстоит обнаружить, как найти загадочных богов, покинувших эти удивительные земли? И как двое совершенно чужих иномирян могут объяснить местным жителям простые истины, простые и интуитивно понятные правила жизни?

Я не понимала, я все думала, искала ответы и не могла найти ни одного. Вопросов лишь прибавлялось.

– Маш, – дернул меня за руку Максим. – Ты чего такая задумчивая?

– Да так, рассуждаю о странностях этого мира, – ответила я.

– И что думаешь?

– Думаю, что я сплю. И это всего лишь дикий сон, который скоро закончится, я проснусь у себя в квартире, в Одессе. В крайнем случае, в своем номере, в Буковеле.

– Что опять за грустные мысли? Мы же вчера настроились на увлекательное путешествие. К вечеру мы должны выбраться из леса. Смелее. Все будет хорошо! – Макс приобнял меня за плечи. Я почувствовала его заботу, его позитивный настрой, но легче мне не стало. Ощущение опасности и тревоги становилось сильнее, и это меня пугало.

Примерно через три-четыре часа пути лес закончился, мы вышли к реке. Чистейшая, лазурного цвета, она так и манила нырнуть в свои воды.

Река оказалась гораздо шире, чем казалась на карте. Илистый, довольно крутой глиняный берег. И ни единой возможности перебраться на противоположную сторону. Ни моста, ни парома в пределах видимости не было.

– Предлагаю тут сделать привал, – скидывая рюкзак произнес Макс. – Заодно подумаем, как нам перебраться на тот берег.

– Ликора, здесь можно купаться? – спросила я у керни, к которой у меня почему-то было больше доверия.

– Можно, наверное. Вода здесь чистая. Только глубоко тут очень. И дно коварное. Осторожным быть надо. Местные жители всякие сказки рассказывают, что там кики живут и красивых мужчин в плен забирают, – она искоса глянула на Максима. – Только неправда это все.

– Ликора, зачем ты ее обманываешь, – пожурил свою супругу Алир. Он чинно сел на задние лапки и уставился на водную гладь. – Красавицы речные действительно живут тут с давних времен. Но редко показываются всем охочим. Лишь в сумраке месяца они выходят из воды и можно увидеть дивный танец, и именно он уводит мужчин в их объятия, словно зачарованных.

– Красивая легенда. У нас подобная тоже есть. Мистика, нечисть водная и лесная. Сказки и легенды.

– И вовсе это не легенда. Это обычная жизнь кики. И выходят они так, когда Месяц круглым и полным бывает, – обиделась Ликора и недовольно посмотрела на мужа.

– Полнолуние… – тихо сказала я и непроизвольно глянула на небо, фиолетовое, в солнечных сполохах. Месяц еще не взошел.

– Оно самое, – ответила Ликора. – Оно еще не скоро наступит. На двадцать первый день оно бывает, а с прошлого прошло только восемь…

– Ребята, – пока мы разговаривали о странных кики, Максим успел спуститься к воде и сейчас нес на раскрытой ладони некое существо, сильно напоминающее маленькую черепашку. – А давайте остаток дня проведем тут?

– Я не против, – сразу сказала я. У воды было заметно прохладнее, здесь не ощущалась духота, что была в поле, тут не было лесной мошкары. Здесь можно было вздохнуть полной грудью. – А кто это? – уставилась на речного обитателя я.

– Это местная живность – речные триониксы. Живут на берегу рек, в песке. Лучше отпусти его, он еще совсем маленький, – пояснила Ликора, с легкой грустью в голосе.

– Покажи мне его, Макс, – попросила я и осторожно взяла трионикса за панцирь. По виду он действительно напоминал черепашку – зеленый в оранжевую крапинку панцирь, извилистая гибкая шейка с любопытными глазками-пуговками, смешные лапки цеплялись за ладошку коготками.

– Давай действительно отпустим его.

– Ну, давай. Он у самого берега плавал. Их там много.

Мы вместе спустились в реке. Тут действительно был целый выводок триониксов. Они бегали по красному песочку вдоль берега, плескались на мелкоте, загорали на круглых камнях. Да, песок тут был красный, кирпичного цвета и довольно крупным. Еще одно чудо нового мира. Я даже попыталась просеять его в руке и соорудить холмики-домики для местных черепашек. Полюбовавшись ими еще немного, мы вернулись в лагерь. Купаться в реке после рассказов керни о населяющих ее существах, я не рискнула – мало ли что, а вот воды мы принесли, набрав ее чуть поодаль от места обитания «черепашек».

Остаток дня мы откровенно дурачились – бегали вместе с керни, устраивали шуточные бои, а вечером, когда совсем стемнело, разожгли костер и стали поджаривать тушку кролика, добытого в лесу Алиром. Макс деловито разделал его, выстрогал из толстой ветки своеобразный вертел и со знанием дела принялся обжаривать мясо, смазав его солью и перцем.

– Мой дед был охотником, – пояснил он. – И я часто бывал мальчишкой в селе, он брал меня с собой и потом обучал премудростям приготовления дичи. Скоро попробуете, – он усмехнулся.

– Ну тогда я займусь гарниром. – Я поискала в сумках, и из всего провианта, что выделил нам Добрин, мне понравилась гречка. Думаю, что вряд ли керни когда-то пробовали нечто подобное. Равно как и жареное мясо. Они с интересом следили за приготовлением ужина.

– Ликора, а расскажи еще что-нибудь об Арилейфе, – попросила я, помешивая булькающую кашу.

– Что ты хочешь узнать? – открыв один глаз спросила она.

– Все интересное и необходимое. То, что тут нет календаря, и все ориентируются по Месяцу, нам уже известно.

– Да, и дни условно по нему и считают: первый день Месяца, второй и так далее. Всего в полном цикле двадцать один день. Четыре полных месяца светят солнечные лучи и дают нам рассеянный свет, согревая нас и наши земли, питая все живое своей энергией. Следующие четыре месяца царит полумрак и холод. Солнечные лучи сквозь темные черные тучи не проникают на наши земли. Часто идут дожди, град и даже снег. Месяц светит почти всегда, не заходя за горизонт.

– И скоро наступит зима?

– Еще два полных Месяца, – спокойно ответила Ликора.

– А фермеры? Они такие же злые и негостеприимные? У рудокопов вообще возникло ощущение такое, что там все вымерли.

– Они просто не выходят на улицу днем, очень душно. Чаще все дела делаются либо на рассвете, либо ночью. Многие работают в горах, и некоторое время живут там. Особенно из того села Пограничное, где вы были. Неудивительно, что вы никого не встретили.

– А Император Витмарр? Он действительно все делает сам? Без слуг? И где его жена? И если Легун – младший сын? То где старшие?

– Ух, сколько вопросов, – керни повела головой. Алир и Максим только переглянулись и продолжили говорить о чем-то своем. Я не вслушивалась. – Рабов в Арилейфе нет. Это запрещено. И это все дошло до абсурда. Все, будь то простой рудокоп или фермер, или же член высшего сословия, мелкий торговец и даже сам Император, равны в правах, и никто не станет работать на другого и делать грязную работу. Все стали эгоистами и собственниками. И если в Адальмории еще осталось понятие семьи и помощи ближнему хоть в чем-то, то в Элгории и этого нет. Это ужасно. Нет элементарной взаимопомощи и поддержки. Нет уважения и дружбы, нет любви… Поэтому и Император Витмарр живет один. Жена его живет сама по себе в другом поселке, в Рубиновом, кажется. Старший сын, Марк, имеет свою шахту и находится почти все время во временном горном поселении. Легун возле него только и крутится постоянно. Все считают его бестолковым. Но он на самом деле самый добрый, только уж очень наивный… Все время витает в облаках и всего боится.

– Добрый? – удивилась я. – Да он нас запер и чуть не уморил голодом…

– Ну, а вы бы на его месте как поступили? – теперь удивилась Ликора. – Если бы на твои земли пришли чужаки с непонятными намерениями?

Я вздохнула и согласилась. Ну да. Чужаков нигде не любят. И у нас поступили бы также.

– На самом деле, Легун – простой рудокоп. Его папаша за эту слабохарактерность, веру в чудо и не любит. А парень, между прочим, бегает на свидания к фермерам.

– Да ладно? – не поверила я.

– Скоро сама узнаешь.

– А отец в курсе?

– Конечно, нет. Легун умудряется это скрывать.

– Так, девочки, хватит болтать, ужин готов! – скомандовал Максим демонстрируя нам поджаренного кролика.

– Выглядит весьма аппетитно, – заявила я. – Мне, чур, лапку!

То ли мы так проголодались, то ли свежий воздух тому поспособствовал, но кролика и гречневую кашу мы проглотили почти молниеносно. Даже керни. Им очень понравилась пища на костре.

Взошел Месяц, озарив лунным светом нашу поляну, мы стали устраиваться на ночлег, когда где-то вдали прокатились раскаты грома.

– Гроза? – удивилась я.

– Похоже на то, – втянула носом воздух Ликора.

– Надеюсь, нас не смоет в реку? – закрепляя палатку и вбивая последний колышек в землю спросила я.

– Не думаю, – задумчиво произнес Алир. – В горах дождь привычное дело, да и в долинах дождевая влага приносит больше пользы, чем вреда…

– Маша, ну что за глупости лезут тебе в голову? – спросил Максим. – Ну покапает немного, может дышать легче станет.

И он был прав. Стоявшая тут духота сильно вымотала нас за эти дни.

Раскаты грома раздавались все ближе, а над рекой сверкнула молния.

Я накрыла палатку водонепроницаемым тентом, Максим лишь усмехнулся. Но чувство опасности во мне лишь росло. И я не могла ничего с собой сделать.

– Ну, чего ты так суетишься? – Максим обнял меня, притянув к себе.

– Мне страшно, – честно ответила я. – Страшно, что непогода может принести нам неприятности…

– Глупышка, идем спать, я буду рядом.

– Идем, – вздохнула я. – Вы останетесь тут, под открытом небом? – обратилась я к нашим провожатым.

– Да, не волнуйся, дождь нам не страшен.

– Ладно, спокойной ночи.

– Сладких снов, Мария! – Ликора оскалилась и вышло нечто на подобие улыбки.

Я долго ворочалась и не могла заснуть. Максим давно посапывал, завернувшись в свой спальник, как в кокон. Я не могла сомкнуть глаз. В спальнике было душно, в голову лезли разные мысли и не давали мне расслабиться. Мне чудились кики, вынырнувшие из реки и приближающиеся к нам, шелест ветра, звуки леса и снова вой волков, доносившийся из самой чащи, беспокоили меня. Странные ощущения – сколько я не путешествовала раньше – такого никогда не случалось.

По-прежнему громыхал гром, и вскоре первые тяжелые капли забарабанили по тенту нашей палатки.

Я прислушивалась к шуму дождя, вдыхала полной грудью влажный воздух и мне даже удалось постепенно расслабиться и задремать.

Снились мне странные девушки с зеленой кожей, одетые в длинные бирюзовые расшитые золотом туники. У них были зеленые кудрявые волосы, длиной по пояс, а у некоторых и почти до пят. Босые, с широко распахнутыми голубыми глазами, они начали свой дивный танец.

Древнегреческое сиртаки. Именно таким казался мне этот необычный хоровод, а в голове сама по себе всплыла знакомая мелодия. Греция всегда привлекала меня. Я часто бывала там, изучала язык, культуру, традиции. И теперь словно завороженная я следила за танцем девушек, а они протягивали руки, словно звали с собой. Я встала и пошла к ним. Не было сил остановиться, меня манило, тянуло что-то необъяснимое к середине реки, где, едва касаясь поверхности воды, танцевали девушки. Дождь шел стеной, над головами сверкали молнии, но они не замечали этой стихии, полностью отдавшись власти танца.

Я двинулась к ним, также невесомо ступая по воде. Они улыбались и приветливо распахнули руки, увлекая меня в свой танец.

– Мы давно ждали тебя, земная дева, – сказала одна из них.

– Меня? – удивилась я. – Но зачем?

– Затем, чтобы кики снова стали свободными…

– В каком смысле? – не понимала я.

– Скоро узнаешь-ешь-ешь, – прошелестели девушки, и их голоса эхом прокатились по округе.

Мелодия резко сменилась, и мы продолжили кружить в хороводе уже в новом танце. Я не заметила, как поднялись волны, как усилился ливень, как весь лес сотрясся от раскатов грома.

В голове звенели голоса кики, а в какой-то момент я просто перестала воспринимать реальность. В глазах потемнело, виски сдавило резкой болью и когда я снова смогла нормально видеть и слышать, то обнаружила, что стою на мягком речном песке, таком же красном, как и на берегу, девушек рядом уже не было. Надо мной была толща лазурной воды, вокруг плавали стайками маленькие флуоресцентные рыбки – таких ярких окрасов, что глазам было больно на них смотреть – зеленые, голубые, розовые, желтые.

Водоросли здесь тоже были ярче, зеленее, чем привычные мне земные, и очень высокие и густые – словно деревья или кустарники.

Ужас от того, что меня утопили зловредные кики, охватил меня с ног до головы. Я стояла, словно вкопанная и не могла сделать ни шагу с места.

– Ну и где она? Где вы ее оставили, бестолковые? – рядом со мной раздался чей-то грозный голос.

– Ваше Высочество, здесь она, здесь. На том самом месте, где Вы велели. Она не могла уйти далеко. Это выше человеческих возможностей.

– Поговори мне еще, Лика! Не дай Добрин, вы ее угробили. Он вас на кусочки порвет, – продолжал злиться кто-то.

Я осторожно повернулась и увидела изумрудную, усыпанную мелким жемчугом, повозку, запряженную тройкой морских рыжеватых коньков.

В ней сидели две девушки. Одну из них я знала. А вот вторая была мне не знакома. Но все в ней говорила о том, что она – Королева. Девушка была в длинном шелковом платье золотистого цвета, которое озаряло ее изумрудную кожу и придавало еще больше шика и изящности, длинные волнистые волосы бирюзового оттенка венчала маленькая серебристая корона, украшенная перламутровыми жемчужинками. Упрямые губы поджаты, тонкий носик вздернут, а в глазах горит праведных гнев.

– Ваше Высочество, так вот же она! – воскликнула Лика. – Стойте! – девушка дернула поводья.

Коньки резко остановились возле меня, подняв столб песчаной пыли. Я закашлялась.

– Оставь нас, Лика.

– Как скажете, Ваше Высочество. – Девушка быстро поклонилась и исчезла.

– Ну, здравствуй, дитя Земли, – подошла ко мне мягкой походкой девушка и приветливо улыбнулась.

– Здравствуйте, – кивнула я. – Кто вы? Чем могу вам помочь? Как я оказалась под водой? Я умерла?

– Нет, – снова улыбнулась королева. – Ты жива. Просто тебе временно даровали возможность дышать под водой также свободно, как это делают кики. – А я их Королева. Меня зовут Доана.

– Очень приятно. Но зачем мне это?

– Тебе разве не интересно посмотреть наш подводный мир? Тут очень красиво…

– Да, но… Наверху меня ждут друзья. И Добрин…

– Знаю, все знаю, не волнуйся. Утром мы вернем тебя. Никто и не заметит, что ты пропала.

– Что вы хотите? Что вам нужно?

– Нам нужна ты. Только ты можешь помочь всем кики снова стать свободными…

– А кто вас полонил?

– О, эта история древняя, все началось с Храма. Когда его разрушили, рухнул и мост, соединявший два берега. И с той поры кики вынуждены переплавлять путников с одного берега на другой при помощи Призрачного моста – он требует массу энергии и ставить его можно лишь на восходе солнечных лучей. Это утомляет. И, кроме того, это опасно для самих путников – ведь все мужчины такие падкие на женскую красоту, что очень часто сами бросаются в реку за той, что полонила его сердце…

– Я слышала об этом. Но что могу сделать я? Я совершенно не знаю ваших порядков, вашего мира…

– Идем, я покажу тебе, и ты сразу все поймешь.

Она помогла мне сесть в повозку, сама устроилась рядом, и мы понеслись по дну реки.

Речные пейзажи так быстро проносились мимо нас, что я не успевала их рассматривать, а вскоре и вовсе задремала, скорость была поистине сумасшедшей – у меня закружилась голова.

– Приехали! – раздался журчащий голос Доаны.

Мы остановились у грота. Каменное сооружение красного цвета возвышалось прямо перед нами причудливым изваянием, узкая расщелина вела внутрь.

Мы выбрались из повозки, и Доана первой вошла внутрь, пригласив рукой следовать за ней.

Здесь было много мелких рыбешек, стены, обросшие тиной, облепили всевозможные моллюски, которые давали слабый свет, освещая им подводную пещеру.

Я шла по мягком дну, утопая в иле, с каждым шагом становилось труднее, но спустя несколько минут, мы снова остановились. Перед нами была усыпальница, сделанная словно из хрусталя – так сильно она блестела и переливалась.

Я подошла ближе и увидела прекрасную девушку. Она спала, об этом говорило едва заметное дыхание – ее грудь приподнималась и опускалась. Она была прекрасна: Смуглая кожа, черные волосы, до талии, перехваченные золотым обручем. На ней было белое платье, также расшитое золотом.

– Кто это? – тихо спросила я.

– Не знаю точно, но есть предположение, что это одна из сестер-богинь…

– Да-а-а? – удивилась я и аж рот открыла от удивления и несколько мгновений не могла вымолвить ни слова. – Как она к вам попала?

– Бедная девушка решила, что она больше не нужна этому миру, раз уж жители решили, что им без покровителей жить станет легче. И бросилась в реку.

– Безрассудство… – прошептала я.

– Ты так думаешь?

– Уверена. Всегда можно найти того, кому ты нужен. А вот заканчивать жизнь…

– Она не может умереть. Она бессмертна. Здесь она просто спит и ждет пока найдется хоть один житель Арилейфа, которому она нужна.

– Ей нужен муж? – я не понимала, о чем говорит королева.

– Вряд ли, – ответила Доана.

– А кто ж тогда ей нужен? – удивилась я.

– Не знаю. Но так было написано в записке, найденной в ее руке.

Девушка достала из усыпальницы свернутый в рулон клочок пергамента и протянула мне.

Не будите до той поры, пока не найдется хоть один житель мира, которому нужна моя помощь и поддержка. Кики будут переправлять на другой берег всех, кому это нужно, пока вновь не будет возведен мост Дружбы и пока в мир Арилейф не придет настоящая любовь… – говорилось в записке.

– Похоже на пророчество, – ответила я, прочитав текст и вернула записку девушке.

– Так и есть…. Боги любят подобные штуки.

– А мне-то что делать?

– Не имею ни малейшего понятия, – пожала плечами Доана. – Я думала, ты знаешь….

– Но откуда.., – всплеснула руками я, а в глазах защипало от слез.

Силы меня покинули, и я осела на песок, чтобы хоть немного прийти в себя.

– Вы поможете нам переправиться на другой берег с рассветом? – с надеждой посмотрела на королеву я. – Добрин говорил, что мы непременно должны попасть к фермерам. Может, там мы найдем ответы…

– Да, – коротко ответила Доана. – Но нужно спешить. До восхода солнечных лучей осталось совсем мало времени.

– Тогда нам нужно поторопиться! – воскликнула я и снова взглянула на мирно спящую богиню. Ну почему, почему все проблемы, тайны и интриги Арилейфа должна распутывать я? Но ответов найти не могла. Раз уж занесла меня нелегкая в этот мир, придется, подобно героям из книг и фильмов, решить все проблемы и вернуться домой. На долю секунды почувствовала себя Шварценеггером.

– Да, ты права! Идем же! – засуетилась королева, легонько опустила крышку хрустального саркофага и мягко двинулась к выходу. Я поспешила за ней.

Мы с Доаной выбрались из грота и сели в ожидающую нас повозку. Коньки тут же сорвались с места и помчали нас по речному дну, оставляя позади лишь облака пыли.

А вот дальше снова была темнота.

***

Проснулась я от того, что меня трясли за плечо.

– Машка! Просыпайся! Машка, ну, давай же! Ты должна это увидеть!

– Дай поспать человеку, – зарываясь с головой в спальник проворчала я. – Я только уснула, – зевнув ответила ему.

– Засоня! Такую красоту проспишь! – не унимался мой напарник. – Машка!

Спальник с меня стащили самым наглым образом.

– Там радуга, Машка! Мост из радуги! Это наш шанс! Вставай скорее!

– Какой мост, какая радуга, Максим?! – не понимала я, зачем спозаранку понадобилось меня будить. И тут меня осенило.

– Радуга? Мост?

– Да! Вставай, вставай скорее!

– Значит, она меня не обманула… Призрачный мост существует… – прошептала я, но была услышана.

– Кто она? Какой мост?

– Неважно, – отмахнулась я. И, быстро натянув чистые шорты и футболку, выбралась из палатки.

Солнечные лучи озаряли горы и лес золотым светом, проникая сквозь зардевшееся рассветом небо. А через реку висела самая настоящая радуга. Точнее, радужный мост. Именно таким он казался, переливаясь и сверкая всеми цветами радуги.

Хрустальное коромысло, неширокое, но и не слишком узкое, соединило два берега, поддерживаемое опорами, увитыми морской тиной.

По обе стороны моста тянулись резные перила, а на каждом берегу возвышались колонны в виде причудливых статуй.

Я так и замерла, рассматривание творение речных обитателей. Это ж сколько надо силы и энергии поддерживать такую красоту!

– Машка, отомри! – Макс снова тронул меня за плечо. – У нас мало времени, – я лишь кивнула и обернулась. Но парень уже успел собрать наши вещи и заканчивал сворачивать палатку.

– А где наши керни? – наших четырехлапых сопровождающих нигде видно не было.

– Они уже на том берегу, – спокойно ответил Максим. – Керни первыми испытали мост на прочность. Вот, держи, твоя ноша, – он протянул мой рюкзак.

Я подхватила рюкзак и первой двинулась к мосту. Было немного страшно, сердце тревожно стучало в груди. Шаг, второй, третий… Мост покачивался, я схватилась за перила, стараясь не смотреть под ноги.

«Не бойся», – прозвучал в голове мелодичный голос. Я замерла, растерянно оглядываясь по сторонам. Внизу, под мостом, клубился туман.

– Ты чего? – спросил Макс, едва не врезавшись в меня.

– Страшно. Он шатается.

– Да, но нам надо его перейти. Осталось чуть-чуть.

– Ага, – вздохнула я, – и шагнула вперед.

Я четко ощутила, как кто-то невидимый ведет меня по мосту, страх прошел и появился азарт. Я ускорила шаг и уже через несколько минут ступила на землю. Ко мне бросились керни.

– Привет! – я погладила подбежавших животных.

Макс тоже подошел к нам. Но стоило мне обернуться, как мост начал таять и вскоре исчез, словно никогда и не было его на этом месте.

– Спасибо, Доана! – прошептала я.

– Скатертью дорога! – тут же раздался в моей голове ее голос. – До новых встреч!

– Чудеса! – ко мне подошел Максим. – Он растаял!

– Да, – буднично отозвалась я.

– Тебя это не удивляет? – он непонимающе уставился на меня.

– Меня удивляет, что мы так легко перешли на этот берег, а местные не могут воспользоваться этим чудом.

– Мария, Призрачный мост не показывается каждому встречному. Говорят, что им могут воспользоваться только императоры и их приближенные, остальные обычно находят у берега лодку, – Ликора подошла ко мне и пристально посмотрела мне в глаза. – Где ты бродила ночью?

– Эм… – замялась я, не зная могу ли рассказывать об увиденном.

– Кики? – догадалась она. И ее глаза хитро заблестели. Тогда понятно. Можешь больше ничего не говорить. – Она взмахнула хвостом и побежала к Алиру, который бегал вдоль берега, поднимая брызги, но не решался зайти в реку.

– О чем это она? – нахмурился Максим.

– Про злобных кики, которые топят мужчин, – отозвалась я.

– Но не утопили ведь, и мост не рухнул подо мной… – какой же он наивный!

– Это все потому, что я рядом была! – обрадовала его я. И ведь не соврала. Почти.

– Спасибо, Машка! – Макс порывисто меня обнял. – Как бы то ни было, а препятствие в виде реки мы удачно преодолели, предлагаю позавтракать и продолжить путь!

– Ты предлагаешь, ты и готовь, а я, чур, купаться!

– Сумасшедшая! Ты же не знаешь берега, – воскликнул он.

– Не бойся, за буйки заплывать не стану! – я рассмеялась, сбросила рюкзак на песок, и раздевшись до купальника пошла к воде.

– Будь осторожна, – донеслось до меня.

Я обернулась, кивнула в ответ. Макс вздохнул и поплелся собирать хворост.

***

Вода оказалась теплой и мягкой, а дно – песчаным. Мелкий бледно-красный песочек, по которому бегали рачки и сновали золотые, зеленые, красные и голубые рыбешки – все это было прекрасно видно – настолько чистой и прозрачной была здесь вода. Я поплыла вдоль берега, наслаждаясь купанием. Кайф! Настоящий кайф – мне стало весело и спокойно на душе. Тревоги прошлой ночи отступили, и даже мысли о предстоящем пути через весь Арилейф, к Руинам Храма, уже не казались такими ужасными и угнетающими, как раньше. Внезапно я поняла, что предстоящее путешествие может действительно стать самым увлекательным в моей жизни.

– Смотрю, ты совсем перестала бояться, – я вздрогнула от неожиданности, но увидев виновника беспорядка, рассмеялась: возле меня появилась Ликора. Ее мокрая шерсть топорщилась во все стороны, и выглядела керни весьма забавно.

– Ты напугала меня! – серьезно сказала я. Ликора лишь фыркнула в ответ.

– И все равно ты стала другой. Магия кики порой творит и не такие чудеса, – продолжала рассуждать Ликора, внимательно изучая меня. – Может, хоть мне ты расскажешь, что ты видела на дне? О чем рассказали тебе кики? – В ее глазах зажегся огонь. Я вздрогнула, быстро перевернулась на спину и задумалась: стоит ли рассказывать ей обо всем? Керни хоть и взялись нас сопровождать, но уверенности в том, что они не предадут, у меня не было.

– Не сейчас, Ликора, извини, но я не готова говорить об этом и не уверена, стоит ли это делать вообще. Они доверили мне тайну, с которой я и сама пока не знаю, что делать, – вспомнив спящую богиню, на душе вновь стало паршиво. Появилась щемящая тоска.

– Как хочешь, – отозвалась керни. В ее голосе прозвучали нотки разочарования. – Поплыли на берег. В котелке уже бурлит каша. Максим просил передать, – с этими слова Ликора погребла к берегу со всей присущей ей кошачьей грацией.

Я не спешила, хотя есть действительно хотелось, но теплая вода манила сильнее и лишь наплававшись и нанырявшись вволю, прогнав навеянную Ликорой тоску, я выбралась на берег, набросила полотенце на плечи и подошла к костру.

– Как вкусно пахнет! – заглянула я в котел.

– Еще бы! – усмехнулся Макс. – Ну, что, русалка, кашу рисовую со сгущенкой и изюмом будешь? – спросил он, накладывая из котла порцию горячей каши.

– Буду! – ответила я, – Спасибо. – он протянул мне тарелку, наложил еды для керни в две отдельные посудины, а потом и себе порцию.

Мы удобно устроились на бревне поваленного дерева. Разговаривать не хотелось, я стала наблюдать за небом, на котором вспыхивали и гасли ярко-фиолетовые сполохи, пробивались сквозь толщу воздуха солнечные лучи; за рекой, где налетевший ветерок образовал волны, и вода с тихим шелестом набегала на берег, растекаясь пеной по песку. Это завораживало. Но вдоволь насладиться природой мне не дали.

– Маша! Нужно идти дальше. До вечера надо добраться к поселениям фермеров, – выдернул меня Максим из задумчивости.

– А? Что? Конечно, идем. Я готова, – я резво подскочила с бревна и направилась к вещам.

Макс лишь тяжело вздохнул.

Быстро убрав за собой поляну, мы двинулись дальше.

Глава 4.

По эту сторону реки лес больше походил на рощу и быстро закончился, высокие деревья расступились, и мы оказались в поле. Оно казалось необъятным – словно желтое море раскинулось перед нами. Конца-края его видно не было. Лишь небольшая дорожка, которая словно делила поле на две половины, вела через колоски куда-то вдаль, за горизонт.

– Ликора, Алир, куда нам идти? Через поле? Или вдоль реки? – спросила я, вытирая со своего лба выступивший пот. Было очень жарко. День близился к полудню. Ни единого дуновения ветра – снова поднялась нестерпимая жара. Я мечтала вновь оказаться на берегу реки, в прохладе леса. Но, увы. Необходимо было двигаться вперед.

Я достала флягу с водой, которую так кстати набрала в роднике, недалеко от реки, и сделала несколько жадных глотков. Протянула флягу Максу. Он кивнул в знак благодарности.

– Прямо. Это уже владения фермеров. К вечеру должны выйти к первым домам. Вдоль реки дорога опасная, много обрывов, а местами вообще бездорожье. Так что лучше сделать крюк, но добраться живыми и невредимыми, – не задумываясь ответил Алир и внимательно посмотрел на флягу с водой. Максим тут же протянул ее зверю и помог напиться ему, а затем и Ликоре.

– Вы же не оставите нас? – с надеждой спросила я.

– Нет, мы проведем вас к императору Адальмории, а там решение за вами – захотите ли вы, чтобы мы сопровождали вас дальше, – ответила Ликора, хитро сощурившись.

– Ну уж нет. А Храм? До него тоже надо добраться! – возразила я. – А мы понятия не имеем, где он. Вы обещали помочь! – мне почему-то стало досадно, что керни могут бросить нас на половине пути.

– Давай сначала к Императору попадем, – ушла от ответа Ликора. – Он добрый и отзывчивый. И очень мудрый, – она подняла лапу вверх, как бы показывая значимость императора Адальмории – севера Арилейфа.

– Ладно, – вздохнула я. – Идемте!

Мы продолжили путь. Колосья, напомнившие мне пшеницу и рожь, местами были нам по пояс, а учитывая, что рост местных жителей чуть больше метра, то среди них можно было запросто играть в прятки. Между колосьями зерновых культур было множество сорной травы – высокой и колючей.

Поле выглядело заброшенным, а узкая тропинка оказалась глинистой и неровной. Идти приходилось цепочкой, первым шел Алир, затем я, потом Макс и замыкала нашу процессию Ликора.

С каждым шагом идти становилось все труднее, мы то и дело проваливались в ямы, рыхлая земля налипала на наши ботинки, а воздух раскалился до такой степени, что казалось, нас заживо зажарят прямо на месте.

– Поскорее бы выбраться отсюда, – пожаловалась я Алиру, – сил уже нет, переход через поле – самое ужасное, что когда-либо со мной происходило! И самое главное – ни души вокруг. Почему тут никого нет?

– Это пограничное поле, – тут же ответил Алир. – Оно бесхозное. За ним давно никто не ухаживает. Вся пшеница – это в основном самосев. И именно в этом поле больше всего грызунов живет.

– Осторожнее, – Максим поймал меня за локоть, прежде чем я снова угодила ногой в нору одного их полевых обитателей.

Мы действительно несколько раз встречали сусликов – по крайней мере эти рыжевато-коричневые зверьки с узкой мордочкой и острыми ушками на макушке, вытянувшись по струнке смирно, были очень похожи на земных сородичей. Максим пытался их сфотографировать, но неудачно – при вспышке камеры, зверьки бросались наутек. Алир рассказал мне, что суслики не единственные жители полей. Здесь обитает множество мелких грызунов, сродни нашим мышам и кротам. И фермерам приходится каждый раз придумывать как уберечь урожай от них. Все способы малоэффективны и не приносят желаемых результатов. А травить ядами живность жители Арилейфа считают неэтичным. Они уверены, что тем самым еще больше разгневают богов, которые и так покинули своих подопечных.

Дорога через поле сильно вымотала нас, хотелось есть, а возможности сделать привал не было – разводить костер среди поля пшеницы крайне неразумно – можно уничтожить урожай.

Запасы воды также были на исходе, и я уже мечтала только об одном – лечь и не вставать. С сумерками стало чуть прохладнее, но ожидаемого облегчения это не принесло.

– Не раскисайте, мы почти пришли! – крикнул нам Алир, когда я застонала, в сотый раз, проваливаясь ногой в нору.

И действительно поле, которое казалось нескончаемым, закончилось. Еще несколько шагов, и мы вышли на довольно широкую проселочную дорогу. Появились редкие деревья, а вдалеке показались крыши домов.

– Это не мираж? – спросила я, всматриваясь вдаль.

– Нет, – рассмеялась Ликора, – присев на задние лапки. – Это село Клубничное. Через четверть часа будем на месте.

***

Дома и в самом деле показались минут через десять. Чисто выбеленные домики с двускатными крышами небесно-голубого цвета стали встречаться все чаще. Вдоль домов стояли фонари, освещая довольно широкую улицу – света от них было достаточно, чтобы осмотреть село получше. Низкие ограждения в виде частокола возле дома, служили преградой скорее для скотины, чтобы та не разбежалась, чем для охраны жилья от воров. Перешагнуть такой забор не составило бы труда. Окна распахнуты настежь, а кое-где и двери – если прислушаться, можно было услышать, о чем говорят хозяева. Возле домов спокойно разгуливали куры и козы, на крылечках безмятежно спали коты. Ну, похожи эти звери на земных. Почти точь-в-точь.

Местные жители, которые встречались нам, приветливо улыбались и, в отличие от рудокопов, не разбегались в стороны, да и ростом были чуть выше своих соседей.

Атмосфера поселка мне понравилась. Мы дошли до небольшой площади. В центре расположилась небольшая чаша с краном, окруженная желобком.

Здесь можно было не только попить, но и умыться, что я и поспешила сделать, на радостях закричав:

-Вода! Водичка!

Водные процедуры приободрили меня, и я принялась изучать здания на площади, пока Макс, последовав моему примеру, жадно пил воду.

Здания здесь были в два этажа, из серого камня с лепниной на фасаде и большими окнами, в которых горел свет. На одном здании, справа от нас, висела деревянная табличка, на которой было вырезано кривым почерком: «Корчма». Оттуда доносилась негромкая музыка.

Рядом с корчмой оказалось еще одно здание – точная копия первого. Только на нем табличка гласила: «Мотель».

Я так увлеклась изучением местной архитектуры, представляя, что сегодня мы будем обедать за столом и спать в кровати, как все люди, что не заметила, как исчезли наши сопровождающие.

– Маша, – окликнул меня Максим. – А где керни?

– Что? – удивилась я, растерянно оглядываясь по сторонам. Уже совсем стемнело, и разглядеть что-либо дальше, чем на расстоянии метра-двух, было почти невозможно. Свет фонарей давал лишь тусклый отблеск.

– Ты не видела, куда они делись? – снова спросил Максим.

– Э-э-э, – протянула я, – нет…

– Господа, господа! – донеслось до нас. Я вцепилась в Максима. К нам приближался человек в форме, освещая путь мощным фонарем. Я невольно зажмурилась.

А он между тем с нами поравнялся.

– Добрый вечер! Младший сержант Ник. Прошу представиться, кто вы и как пересекли границу нашей империи?

Зеленого цвета мундир, золотые пуговицы и такого же цвета погоны с одной звездой, фуражка ярко-зеленого цвета, с двумя развевающимися лентами – говорили о том, что перед нами и в самом деле, представитель правопорядка. У него были серые глаза, слегка раскосые, густые брови сузились на переносице, а рыжеватые волосы выбивались из-под фуражки. В руках он держал некое подобие планшета. Значит, и тут есть беспроводные технологии.

– Добрый вечер. Мы путешественники, – представилась я. – Идем к императору. Нам нужна его помощь для восстановления Храма богов.

– Храма богов? – удивился он. – Но откуда вам известно про него?

Я задумалась, стоит ли ему рассказывать о Добрине.

– Понимаете, мы попали к вам в Арилейф с Земли. И в поселке рудокопов, где мы впервые оказались, нам поведали, что вернуться домой мы сможем, если поможем вам восстановить этот Храм.

– Насколько мне известно, этот Храм разрушен уже пять столетий. Мой дед рассказывал мне о проклятии, которое окончательно разъединило Арилейф на две части… Что ж, я вижу, что вы действительно не местные. Но по нашим правилам, мне нужно занести вас в базу. Пожалуйста, приложите большой палец на эту панель, – он протянул мне свой планшет, я осторожно коснулась сенсорной поверхности, палец слегка кольнуло электрическим разрядом. Планшет тренькнул, и на экране тут же появился мой отпечаток и прямоугольник, где возникла надпись:

«Раса: землянин.

Возраст: около 30 лет.

Пол: женский»

– Отлично. Теперь, скажите мне ваше имя, – попросил Ник, вводя какую-то информацию в этот самый прямоугольник.

– Мария Серова, – представилась я.

– Благодарю.

– Теперь вы, молодой человек.

Максим выполнил ту же процедуру и представился:

– Максим Котов.

– Спасибо, теперь вы зарегистрированы. Добро пожаловать в Адальморию, надеемся, вам тут понравится.

– Спасибо. Сержант Ник, вы не видели наших керни?

– Керни? – удивился он. – Никак нет. Это лесные жители. Они почти не показываются в поселениях.

– Но они шли с нами! – возразил Максим.

– Не переживайте, в таком случае они сами вас найдут. Честь имею! – он откланялся и удалился, оставив нас одних на площади.

Здесь собралось уже немало народу, появились уличные музыканты и торговцы сладостями. На фасадах домов зажглись разноцветные огоньки, а свет уличных фонарей стал таким ярким, словно наступил день.

– Идем в корчму. Я голодный, – потянул меня за руку Максим.

– Да, пойдем, – согласилась я, все еще высматривая по сторонам наших провожатых. Но их словно след простыл.

***

Мы с комфортом расположились в корчме, заняли столик на четверых возле окна, сев друг напротив друга, скинули тяжелые рюкзаки и, наконец, позволили себе расслабиться. Долгий путь вымотал нас.

Я с интересом осматривала интерьер заведения. Стены, отделанные панелями из светлой древесины, были украшены картинами с пейзажами Арилейфа. Я узнала горы, окутанные туманом, поле желтых цветов, в котором мы впервые оказались, полноводную речку, а на одной картине была изображена радуга через реку! Это был тот самый мост, через который мы утром переходили. Я зачаровано рассматривала картины, восторгаясь мастерством неизвестного художника.

Длинный прямоугольный стол на резных ножках был сделан из массивного дерева темной породы, а изящные скамейки с резными ножками и полукруглой спинкой – из более светлого. На скамьях лежали подушки и пледы, чтобы посетители чувствовали себя уютнее.

К нам подошла невысокая молодая девушка с короткими светлыми волосами, голубыми глазами и чуть вздернутым кверху носиком. Остроконечные ушки украшали миниатюрные сережки-пуговки. Она была одета в светло-зеленый брючный костюм и очень напомнила мне эльфийку. Именно такими их изображали фантасты в своих книгах.

– Добрый вечер! Рады видеть вас в нашей корчме. Меня зовут Марта. Что желаете на ужин? – девушка приветливо улыбнулась.

– Добрый вечер! – ответила я в ответ, Максим улыбнулся и приветливо кивнул. – А что вы можете нам предложить?

– О! Вы у нас впервые? – догадалась она. – Тогда рекомендую наш фирменный суп-пюре из гарбуза и картофеля. А также сегодня блюдо дня – наши фирменные сырные лепешки. Очень вкусные!

– Отлично. Нам подходит. Тогда нам по две порции, пожалуйста. И что-нибудь попить, – попросила я.

– Хорошо, – кивнула Марта. – Есть горячий шоколад, кафа, травяной отвар.

– Кафу, – ответила я, решив по звучанию, что это аналог нашего земного кофе. – С молоком, пожалуйста.

– А мне горячий шоколад, – попросил Максим.

Девушка снова кивнула и удалилась.

– Здесь очень мило. Фермеры действительно гостеприимные, – Максим довольно зажмурился и откинулся на спинку скамейки.

– Да, я тоже заметила. И все очень вежливые. Рудокопам до них, как до Луны пешком. Интересно, куда все-таки запропастились наши четырехлапые?

– Не бери в голову. Не маленькие. К тому же они местные. Не пропадут, – попытался успокоить меня Макс.

– Стараюсь, но у меня непонятное предчувствие. Тревожно мне. Пойду, поищу комнату задумчивости.

– Давай, – кивнул Макс.

Я быстро нашла нужную комнату, по картинкам, которые недвусмысленно намекали на искомое: две двери – на одной изображена дама с зонтиком в длинном роскошном платье, на второй – мужчина во фраке.

Само помещение выглядело привычно и даже обыденно – кабинка с чашей Генуи, умывальник с зеркалом, кусок мыла и рулон бумажных салфеток на стене.

Умывшись и тщательно вымыв руки, я ощутила прилив сил и бодрости. Когда я вернулась, на столе уже ждал суп.

– Давай, приступай, необычайно вкусно, – похвалил блюдо Максим.

Суп действительно оказался очень вкусным и нежным. А лепешки с мягким сыром сулугуни – хрустящими и горячими.

– Добрый вечер! – к нашему столику подошла молодая парочка, – мы не помешаем?

Я чуть не поперхнулась от неслыханной наглости. Внимательно осмотрев пару, я уловила в ней что-то знакомое.

Высокая стройная девушка с длинными черными волосами, заплетенными в причудливую косу, была одета в серебряное платье и черные туфли на высоком каблуке. На мужчине была черная рубашка, джинсы и высокие коричневые ботинки. Он также был брюнетом с золотисто-карими глазами.

– А разве здесь нет свободных столиков? – спросил Максим крайне недружелюбным тоном.

– Макс, погоди, – остановила его я, продолжая рассматривать нежданных гостей. В золотых глазах девушки вспыхнул и тут же погас задорный огонек. – Ликора? – спросила ее я, открыв рот от собственной догадки и нескрываемого удивления.

– Ага, – кивнула девушка, – я рада, что ты узнала меня в этом обличии, – девушка сделала попытку меня обнять, но я отстранилась.

– Но как… – упавшим голосом спросила я.

– Мы – керни – хранители не только леса, но и всего Арилейфа. Имеем две ипостаси, только об этом почти никто не знает. Да и местные жители считают нас дикими животными. Зачем их пугать? – девушка хохотнула и пожала плечами.

– Дорогая, тише, – остановил ее Алир. – Так вы позволите присесть? – спросил уже парень.

– Да-да, конечно, – спохватился Максим и тут же встал, пересев ко мне, уступая место нашим друзьям.

Несколько минут все сидели молча. О чем думал Макс, сказать сложно, он во все глаза смотрел на керни. Я же пыталась понять каким образом мощный достаточно крупный зверь, может вдруг сделаться человеком, таким же как я… Или Макс… Это не укладывалось в голове.

– А почему вы раньше не сказали, что тоже типа люди? – спросила я. – И не оборачивались в лесу?

– Мы не можем оборачиваться в лесу, там другая магия, да и не к чему это. А в поле?

– О… переход через поле дался нам не легче, чем вам. Все лапы в кровь сбили. Как Ликора после этого еще каблуки надела, не знаю, у меня все ноги в мозолях, – пожаловался Алир.

– Алир! – воскликнула его супруга, – эти подробности ни к чему, сходи лучше еды нам закажи.

– Как скажешь, милая. – Алир поцеловал девушку в щечку и вышел из-за стола.

Я обняла ладошками чашку кофе и принялась рассматривать девушку напротив. Меня не покидало ощущение тревоги и обмана. Я не знала, чего еще ожидать и действительно ли мы можем и дальше доверять им. Золотистые, чуть раскосые, глаза девушки блестели от радости, она расслаблено опрокинулась на мягкие спинки диванчика. Вроде все так и должно быть, но ведь это неправильно! Неправильно недоговаривать, скрывать и обманывать. Почему не предупредили? Почему сейчас мы должны поверить, что эта парочка – наши керни, что это не подстава и не обман?

– Ликора, извини, – наконец сказала я. – Где мы можем переночевать?

– В мотеле, – спокойно ответила она. – Там должны быть свободные комнаты. – Устала?

– Да, очень, – честно ответила я.

– Идите и не переживайте. Утром увидимся, – улыбнулась она.

Вернулся Алир с целым подносом еды.

– Приятного аппетита! Максим, – я дернула парня за рукав, – идем.

– Угу, – отозвался он. – Хорошая идея. Ребята, извините, вы не обидитесь, если мы оставим вас одних?

– Конечно, нет! – воскликнул Алир.

– Вот и отлично, – заключила я и подхватила свой рюкзак.

Когда мы с Максом вышли на улицу, он спросил:

– Тебе они тоже странными показались?

– Да. Я не уверена, что это наши керни, не укладывается в голове. Но есть идея, как можно это проверить…

– Добрин? – хитро прищурился Макс.

– Он самый, – ответила я. – Только сначала надо попасть в номер. И принять теплый душ, завернуться в пушистое полотенце… – принялась мечтать я о благах цивилизации, которых мы были лишены последние дни.

Макс обнял меня за плечи и чмокнул в лоб:

– Я тебя обожаю, Машка!

Так в обнимку мы и зашли в мотель.

Весьма скромный холл, освещенный лишь парой светильников на стене, на полу – непонятного цвета ковровое покрытие. Перед входом – деревянная стойка ресепшена, за которой стоял высокий парень в белой рубашке и зеленых брюках. Он приветливо улыбнулся:

– Добрый вечер, господа. Желаете остановиться у нас?

– Добрый! – поздоровались мы. – Да, нам две комнаты, пожалуйста, на одну ночь, – я выудила из кармана два небольших изумруда и положила на стойку.

– Сожалею, но у нас только одна свободная комната. Будете брать?

– Кровати там хоть раздельные? – не оставляла попытку выспаться без соседей я.

– Нет, сударыня, двуспальная, – парень непонимающе смотрел на нас. Выглядели мы, наверное, странно, с его точки зрения. Ведь Макс все еще прижимал меня к себе, но в разговор не вмешивался, доверившись мне.

– Ладно, берем, – сдалась я. – Удобства в комнате, надеюсь?

– Да, – уверенно кивнул портье. – Это категория «комфорт».

– Отлично, – обрадовалась я.

Парень протянул нам бланк регистрации, который я быстро заполнила, благо ничего особенного там не спрашивалось – имена, фамилии, возраст, город откуда прибыли. Я указала Императорское село, во избежание лишних вопросов.

Парень взял оба камня и взамен выдал карту-ключ от комнаты.

– Ого! – присвистнула я. Карточные ключи и у меня на родине не были широко популярны.

– Это новая технология, – поспешил пояснить парень, – прикладываете к замку, и он открывается. Ваша комната под номером «27» на втором этаже. Желаем вам приятного отдыха, – портье широко улыбнулся нам.

Мы поднялись по деревянной лестнице, справа от стойки, на второй этаж. Узкий коридор, двери в номера по обе стороны. Наш оказался в конце коридора.

Открыв дверь, мы оказались в просторной комнате. Интерьер был выполнен все в тех же зеленых оттенках. В Клубничном это, похоже, культовый цвет.

Обстановка простая, ничего лишнего – кровать, две тумбы, по обе стороны от нее. Напротив кровати – комод, на котором стояли кувшин с водой и два стакана.

Справа от входной двери была еще одна – в душевую. Там я обнаружила желаемое: душевая кабинка, раковина, унитаз – все очень схожее с привычными мне. На крючках висели пушистые изумрудные полотенца.

– Чур, я в душ! – воскликнула я, закончив осмотр выделенной комнаты.

– Давай, – согласно кивнул Максим и улегся на кровать поверх покрывала. – Красота! Какой удобный матрац!

Я усмехнулась и, вытащив из рюкзака сменную одежду, убежала в душ.

Теплая вода придала мне сил, хотя мысли продолжали путаться. Я никак не могла поверить, что керни – оборотни. Это не укладывалось в голове. Что еще они скрывают? И действительно ли керни могут иметь две ипостаси? Кажется, именно так, это явление называли в книгах.

– Маша, – окликнул меня Макс, когда с вернулась в комнату, наматывая на голове полотенце. Он стоял у балконной двери, засунув руки в карманы брюк. – Ну как ты?

– Теперь вроде лучше. Ты осмотрелся уже?

– Да, тут довольно уютно. С нашего балкончика видно площадь. Кстати, я должен кое-что тебе показать, – он махнул рукой, приглашая подойти и затем указал в сторону улицы.

Я почувствовала, как сильнее забилось сердце, стало тревожно, я в два шага преодолела расстояние до окна и тоже прилипла к стеклу.

По площади прогуливался сержант Ник – он исправно нес свою вахту, прогуливались молодые люди и старики. Тут мой взгляд зацепился за одну пару: Ликора и Алир сидели на скамейке и кормили друг друга мороженым, весело смеялись, посматривая в сторону мотеля. Сейчас они выглядели немного иначе. И это насторожило меня.

Девушка была рыжей! Хотя наша Ликора – брюнетка. Парень же, сидевший рядом, стал блондином. Невероятно. Неужели нас пытались обмануть? Но кто? И самое главное – зачем?

– Ма-акс? – протянула я. – Ты видишь то же, что и я?

– Да, – сдавленно ответил он, а руки непроизвольно сжались в кулаки.

– Что будем делать? – спросила я, надеясь, что у него уже есть мысли на этот счет

– Пока не знаю. Хорошо, что мы ушли, особо не разговаривая с ними. Они вышли сразу за нами, точно не успев поесть.

– Они нас обманули, – скорее утвердительно, чем вопросительно произнесла я.

– Очень похоже на это. Только вот, кто они и где все-таки наши четырехлапые друзья? Они не могли просто так исчезнуть!

– Не могли, конечно! – зло ответила я. – Добрин! Ты где, черти тебя побери!

– Черти меня не забирали. Не дождетесь, – тут же раздался за спиной голос местного Верховного Бога.

– Добрый вечер, – тут же поприветствовал его Максим. – Может, ты поможешь нам разобраться, что здесь происходит?

– Может, – кивнул бог и с комфортом уселся на кровать. Я поспешила к нему, устроилась напротив, Максим сел рядом со мной и взял меня за руку.

– Так где наши керни? И кто пытался нас обмануть? —спросили мы одновременно и переглянулись.

Добрин удивленно вскинул брови, посмотрел сначала на меня, потом на Макса, хмыкнул и заговорил:

– Адальмория устала от бесконечных войн и споров и всячески пытается обезопасить свои земли, которых и так осталось немного. Вот и пришлось организовать специальные группы людей для охраны порядка и завести базу данных всех жителей и гостей. На вашей Земле эту службу называют полиция. Тут это просто стражи. Но суть такая же точно. И сержант Ник, и те двое, что назвались керни, стражи порядка. Алисия и Фернандо были посланы к вам по приказу Ника. Их облик слегка переделали с помощью магии, чтобы навести вас на мысли, что они и есть пропавшие керни.

– Но зачем? – возмущенно спросила я. – Разве можно использовать такие низкие методы? Это ж обман! – волна негодования росла во мне и была готова вырваться из-под контроля в любой момент.

– Они считают иначе, – пожал плечами Добрин. – На их взгляд, это не более, чем простая проверка. И надо отметить, вы достойно ее прошли. То, что вы и сами отнеслись к ним с подозрением и не поверили в двуличность керни, убедило фермеров в том, что вы и в самом деле гости, причем не только в их империи, но и на этой планете.

– Странно. А как мы могли отреагировать? Обниматься броситься? – не отставала я.

– А почему нет? – ответил вопросом Добрин. – Местные давно привыкли к магии, причем настолько, что сами не знают, что возможно, а что нет. И многие жители действительно считают, что керни могут иметь человеческий облик. Информации о них слишком мало, да и животные редко появляются в поселениях. Слухов, сказок и легенд вокруг них очень много.

– А на самом деле? Кто они такие? И на что способны? – в беседу включился Максим.

– Керни изначально создала Николина. Это божественные животные, которые охраняют территорию всего Арилейфа от внешнего вторжения. Они сильны, выносливы и, в отличие от прочих зверей, населяющих наши леса, наделены разумом. Они способны мысли и говорить подобно нам. У них есть интеллект. Но стать человеком им не под силу. – Добрин внимательно смотрел на нас, а мы на него.

– Как интересно, – ответила я. – Но куда они тогда пропали? Неужели их отлавливают? – мне снова стало страшно.

– Нет, их опасаются. Все, без исключения. Поэтому керни предпочитают передвигаться по поселкам в темное время суток и быть незаметными для жителей. Они выполнят свое обещание и проводят вас к императору. Так что мой вам совет – отдохните с дороги, но не очень долго, и до рассвета покиньте мотель. Керни сами вас найдут. Они недалеко отсюда.

– Спасибо. Хоть какая-то информация, – Максим пожал руку богу в знак благодарности.

– Обращайтесь! – Добрин махнул рукой и исчез.

– Ты сильно устала? – Максим приобнял меня за плечи, делая легкие массажные движения.

– Уже отдохнула немного, но хоть пару-тройку часов надо поспать.

– Согласен, – кивнул Максим, – тогда ты пока ложись, а я в душ и вернусь. Надеюсь, мы не проспим. Будильник завести не выйдет – здесь нет такого понятия.

– Я помню. Ничего, постараемся не проспать, – сделала попытку успокоить его я.

Максим улыбнулся и исчез в ванной. Я вдруг поймала себя на мысли, что мне нравится его улыбка, и вообще с каждым днем мне с ним легче и приятнее общаться. Я уже не считала его заносчивым, да и про свою страсть к технике и гаджетам он, похоже, забыл. За последние пару дней даже фотоаппарат не доставал. И это меня радовало. Может, еще не все потеряно?

Уснула я едва голова коснулась подушки, и как пришел Максим не помнила. Разбудил меня голос Ликоры:

– Пора, просыпайтесь…

Я встрепенулась и резко села на кровати. Голос в моей голове прозвучал слишком отчетливо. За окном была непроглядная тьма. Моросил дождь. Я поёжилась. В такую погоду совсем не хотелось выползать из теплой постельки и идти пешком неизвестно куда. Я включила светильник возле кровати.

– Максим! – толкнула своего напарника в бок. – Просыпайся! Кажется, пора!

– Ну, зачем толкаться? – проворчал он. – А как насчет более нежной попытки разбудить спящего мужчину?

– Например? – уточнила я, натягивая поверх футболки спортивную кофту.

– Поцелуй, – Максим приоткрыл один глаз и хитро уставился на меня.

– Обойдешься! Вставай давай. Нас ждут великие дела! – я принялась лихорадочно двигаться по комнате, собирая вещи, которые мы успели вытащить. Среди них оказалась и карта, свернутая в рулон. Я разложила ее на полу и принялась изучать дальнейший путь нашего путешествия. Дворец императора находился в Виноградном, а это противоположный край Адальмории. До разрушенного Храма идти немного ближе.

– Ма-акс, а может ну его, императора, идем сразу в Храм? – предложила я.

– Ага, а потом тебя казнят за самоуправство. Я бы так не рисковал.

– Но ведь туда идти дольше!

– Бешеной собаке семь верст не крюк, – процитировал Макс известную на Земле поговорку. Он сел рядом со мной, взял меня за руки и заставил посмотреть ему в глаза: – Мы с тобой в мире, о котором ничего не знаем. И, по сути, верить можем разве что Добрину. Он не подводил пока. Да и на бога вроде похож. Давай просто держаться вместе. И идти по дороге. Она нас приведет куда нужно. Сворачивай карту. Нам предстоит долгий путь.

Я вздохнула, но послушалась. Макс прав. Нам дня три идти через всю Адальморию, и это при хорошем раскладе. Может, хоть лошадок добудем? Или единорогов? Ну хоть драконов! Должен же тут быть хоть какой-нибудь транспорт! Я все еще надеялась, что этот мир не безнадежен.

Наконец, мы, закинув рюкзаки на плечи, вышли из номера и спустились вниз.

Холл мотеля слабо освещался одной лампой. За стойкой дремал портье. Когда мы подошли ближе, он встрепенулся, подскочил и спросил:

– Вы так скоро нас покидаете? Что-то не понравилось?

– Что вы! – ответила я. – Все отлично, просто нас ждет дальняя дорога. Хотим выйти пораньше, чтобы не идти по жаре.

– Понимаю, – кивнул он.

– Кстати, вы не подскажите, тут поблизости можно где-то добыть гужевой транспорт? Нам дальний путь предстоит, не хотелось бы идти пешком все время.

Парень задумался, видимо, соображая, что именно нам нужно. Или словосочетание «гужевой транспорт» услышал впервые. Не знаю.

– Через три квартала отсюда есть Ферма Единорогов. Спросите у них, – спустя минуту оживился он.

– Огромное вам спасибо! – я искренне улыбнулась.

– Не за что! Будем рады снова вас видеть. До свидания!

– До свидания и спасибо! – поблагодарил парня Максим.

Мы вышли на улицу. Площадь была пустынной, лишь тусклый свет фонарей оставлял причудливые тени на камнях, моросил дождь. Я натянула капюшон куртки и шагнула вперед.

Две тени резко вынырнули из-за поворота и приблизились к нам.

«Керни!» – догадалась я.

– Ну, привет, проказники, – пожурил их Максим. – Вы чего нас бросили?

– И вам доброе утро! – улыбнулся Алир. – Мы вас не бросали, это вы убежали к фонтану, так и не услышав, что мы не можем показываться в городе.

– Простите! – тут же покаянно отозвалась я.

– Нет, вам не за что извиняться, – включилась Ликора. – Надо было вас сразу предупредить, что в поселках нам нельзя показываться. Или передвигаться ночью. Или обходить стороной. Скоро снова поля. Там будет легче.

– Хорошо, мы это запомним и учтем, – заключил Максим и потрепал Ликору по холке, на что та довольно заурчала, а Алир бросил в сторону Макса ревнивый взгляд.

Я рассмеялась. Макс тут же отстал от керни и взял за руку меня.

– В путь!

– Да, идемте уже! – поддержала я. – Кстати, мне тут шепнули, что в этом поселке есть ферма единорогов. Это правда? – обратилась я к нашим провожатым

– Да, – ответила Ликора. – Фермеры в полях используют этих удивительных зверей. Они выносливы. И здорово помогают при сборе урожая.

– А правда, что у них шерсть цветная и золотистый рог на лбу? – стала расспрашивать я керни, вспоминая все, что я знала об этих удивительных созданиях.

– Есть и такие, – уклончиво ответила Ликора. – Скоро сама их увидишь.

– Круто! – восторженно ответила я и даже подпрыгнула от предвкушения. – Слушай, а как ты смогла достучаться до меня? Я думала только кики и Добрин способны на ментальное общение.

– Керни тоже. Нас ведь создала богиня, – Ликора улыбнулась.

– А почему сразу нам сообщение не передали? Мы же думали, вы пропали…

– Пытались. И тебе, и Максу достучаться пробовали, только вы не слышали нас. Видимо, слишком много эмоций было в ваших головах. А различать ментальный голос еще надо научиться.

– Какой ужас, мне и своих мыслей хватает, они иногда ужиться не могут вместе, а тут еще чужие будут! – воскликнул Максим. А я согласно кивнула.

– Вот именно!

– Привыкнете, – как ни в чем не бывало сказала керни и ускорила шаг. – Догоняйте, скоро рассвет!

Небо действительно стало светлее, дождь перестал.

Алир по-прежнему шел молча и лишь изредка вмешивался в разговор.

– Днем нам снова нужно будет разделиться. Вы идите на ферму, она, кстати, за этим поворотом, – Ликора кивнула на дорогу, которая и в самом деле через десяток метров уходила налево. – А мы вас нагоним вечером. Встретимся на границе Клубничного. Кстати, рекомендую провести день на ферме, вы получите массу удовольствия и познакомитесь с единорогами.

– Спасибо! – искренне поблагодарила ее я. Единороги вызывали у меня просто детский восторг. Я уже успела представить себе разноцветных лошадок.

– Отдыхайте сегодня, – поддержал супругу Алир. – И больше не теряйте нас. Мы сами вас найдем. Вечером. И ночью продолжим путь.

– Может, нам стоило идти вдоль реки? – предположил Макс, которому тоже идея ночных приключений не нравилась.

– Ага, и свернуть себе шею, – ответила Ликора. – Лучше уж так.

– Но ведь ночью тоже опасно… – не отставал он.

– Здесь – нет, – резко ответила керни. – К тому же, если вы сегодня раздобудете лошадок, то мы попадем к императору гораздо быстрее, чем вы думаете.

– Правда? – с надеждой спросила я.

– Конечно! Я знаю, о чем говорю. Идите уже! – Ликора подняла одну лапу и подтолкнула меня вперед.

– Тогда, до встречи! – я помахала черным могучим зверям, и взяв за руку Макса, потащила его вперед.

– Хорошего дня, ребята, – крикнул нам вслед Алир.

ГЛАВА 5.

Ферма единорогов действительно начиналась за поворотом.

Сразу за домами раскинулось широкое поле, примерно в середине которого я рассмотрела постройки, похожие на стойла. Поле было засеяно зеленой травкой. Как выяснилось чуть позже, это поле и есть ферма. К стойлам вела узкая, едва заметная тропинка, по которой мы и продолжили путь.

Небо порозовело, воздух становился теплее с каждой минутой, только мокрая трава еще напоминала о ночном дождике. В Арилейфе начинался новый день.

Чем ближе мы подходили к стойлам, тем отчетливее были слышны ржание и топот копыт.

– И-и-и-гоу-гоу! – доносилось до нас.

Возле одного из стоил я заметила русоволосую девушку-ковбойку с ведром молока в руках. На ней были коричневые узкие штаны, заправленные в высокие сапоги на небольшом, но устойчивом каблучке, зеленая туника и коричневый, в тон штанам, жакет.

– Доброе утро, хозяюшка! – окликнула ее я.

– Доброе утро! – она повернулась к нам и улыбнулась. – Чем могу быть вам полезна?

– Нам посоветовали эту ферму, сказали тут есть единороги для езды верхом. Это так?

– Вас не обманули. Тут есть и скакуны, – девушка опустила ведро на траву.

– О, а какие еще есть? – поинтересовалась я.

– У нас много видов единорогов, – охотно начала рассказывать она. – Есть те, что работают в поле, есть для охоты, для молочного производства. А есть и просто для катания ребятишек.

– Как интересно, – я аж в ладоши хлопнула. – А вы нас с ними познакомите?

– Я вижу, вы у нас впервые…

– Да! – воскликнули мы синхронно.

– Что ж, – улыбнулась девушка, – тогда добро пожаловать на единственную в Адальмории ферму единорогов «Радуга». Меня зовут Марго. Я хозяйка этих существ. Только, пожалуйста, будьте с ними вежливы и ласковы. Они очень чувствительны и капризны.

– Конечно! Не переживайте, Марго! – заверила ее я.

– Тогда, идите за мной. Я вас познакомлю с ними.

– Спасибо, Марго! Идемте скорее. Мне очень хочется все осмотреть! – захлопала я в ладоши.

Экскурсию по ферме мы начали с ближайшего домика, возле которого мы стояли все это время. Всего здесь их семь, все они разбросаны на небольшом расстоянии друг от друга.

Изнутри доносилось нетерпеливое ржание – словно жители этого славного домика чуяли гостей. А еще пахло сеном и парным молоком.

Мы зашли внутрь деревянной постройки. Крыша и пол застелены соломой, чистые и аккуратные стойла разделены между собой невысокими перегородками, возле каждого стояло ведро чистой воды, большая лохань корма и охапка свежего сена.

Я не смогла сдержать восторженного возгласа, когда увидела главных виновников нашего вторжения и жителей этих необычных стоил: здесь жили нежно-желтые и небесно-голубые единороги! Марго показывала нам своих питомцев, любовно рассказывая о них. В этом домике жил как раз тот вид единорогов, который мы искали – ездовые единороги. Пять девочек и пять мальчиков. Уже взрослые особи, имеющие вполне сносный характер, а главное – все они чрезвычайно выносливы.

– Вау! – только и смогла произнести я, разглядывая необычных животных.

Они были крупнее и мускулистее обычной лошади. Большие небесно-голубые глаза, в которых читалось понимание, удивление, любопытство и даже страх. На лбу красовался небольшой, золотистый, изогнутый полукругом, рог, а грива была разноцветной – красные, зеленые, желтые и синие волосы причудливо переплетались между собой в колосок. Но и на этом чудеса не заканчивались – на спине единорогов я заметила едва приметные белоснежные крылышки!

– Они летают? – удивленно спросила я, внимательно разглядывая первого ко мне единорога.

– Нет, такого за ними замечено не было, – улыбаясь ответила Марго.

– Машенька, единороги только в сказках летают, – обнял меня Максим. Он и сам с любопытством изучал местных красавцев. Я заметила, КАК он на них смотрел. – А можно я сделаю несколько снимков? – осторожно обратился он к Марго.

– Снимков? – удивилась девушка, поглаживая желтого единорога и нашептывая ему на ушко ласковые слова. – А это что?

Максим достал свою фотокамеру и продемонстрировал Марго ее работу, а также фотографии, которые она способна делать. Девушка была впечатлена – она видела впервые такую технику. И пока они с Максом рассматривали получившиеся изображения и пробовали делать селфи, я подошла ближе к соседнему стойлу, к понравившемуся мне единорогу с блестящей голубой шерсткой.

– Привет! Меня Маша зовут. А у тебя есть имя? – я погладила его бок, на что животное ответило тихим урчанием, словно довольный кот. Затем единорог наклонил голову, и я смогла потрепать его за холку и даже коснуться рога. – Ты очень красивый. И необычный. Я таких не встречала никогда.

Снова урчание в ответ.

– Хороший мальчик! – Я порылась в карманах и нашла засушенный кусочек хлеба. – Будешь? – протянула ему его на раскрытой ладони.

Единорог внимательно изучил предложенное лакомство, затем осторожно взял губами и с удовольствием захрустел. Закончив с сухариком, он внимательно посмотрел на меня, а потом вдруг, низко склонил передо мной голову и, согнув передние ноги, встал на колени.

– Марго! – крикнула я. – Что это значит?

Мне стало страшно. Я не понимала, как себя вести и что делать. Я стояла и смотрела на голубого красавца не в силах пошевелиться. Меня сковал ужас, что я ненароком отравила животное….

– Что случилось? – девушка в два шага оказалась рядом и тоже замерла, увидев эту картину.

Подошел к нам и Макс, также застыв в ожидании приговора и только прижал меня спиной к себе, шепнув на ухо: «Не бойся. Я рядом. Все будет хорошо».

– Рудольф признал тебя своей хозяйкой, – медленно ответила Марго, словно сама не верила в то, что говорит.

– И что мне теперь делать? – тихо спросила я.

– Ты все еще хочешь ездового единорога? – уже бодро спросила она, а я лишь кивнула в ответ.

«Неужели все так просто, и у меня будет свой единорог?»

– Тогда подойди к нему. Положи руку на рог и скажи: «Отныне и до той поры, пока мы будем нужны друг другу, я принимаю тебя на службу».

Я подошла к Рудольфу, обхватила рог и дрожащим голосом повторила эту фразу, но едва я произнесла последние слова, рог единорога вспыхнул золотым светом, обжигая мою ладонь, я ойкнула и отпустила его. Вокруг всей ладони появилась витиеватая лента из причудливых листиков золотого цвета.

– Это метка, что ты полноправная хозяйка Рудольфа до той поры, пока он нужен тебе.

– Спасибо, – ошарашено произнесла я, рассматривая узор.

– Дай посмотреть, – обеспокоенно попросил Макс и тоже осмотрел мою руку. Следов ожога не было. Рудольф тем временем уже выпрямился, и как ни в чем не бывало пил воду.

– А ты хитрюга, – ласково пожурила его Марго. – Ладно, ребята, идемте дальше.

– Пока, Рудольф, – погладила я по спине уже своего единорога. – Я скоро вернусь.

Он снова мурлыкнул. Я улыбнулась и поспешила догнать своих спутников, которые уже направились к выходу.

– Я вам что-то должна за Рудольфа? – спросила я у Марго, едва мы вышли на улицу.

– Нет, – испуганно ответила девушка. – В том случае, когда выбор делает сам единорог, мы не вправе сопротивляться. Это происходит на духовном уровне. Что-то есть в тебе, что заставило Рудольфа сделать это. Вообще, он один из самых строптивых. Но очень милый и ласковый с теми, к кому привязывается.

– Я заметила, – улыбнулась в ответ.

– Машка, тебе повезло, – Максим крепко держал меня за руку. – И раз уж тебя выбрал такой красавец, то мне, наверное, стоит выбрать девочку. Для компании.

– Ой, не советую. Девочки менее выносливы и для дальней дороги не годятся. И по доброй воли я девочку вам не дам. И не просите. – Марго внезапно стала строже. А мы тем временем подошли к следующему стойлу.

– Тут у нас молочные единороги. И, как вы понимаете, только девочки. Розовые и светло-зеленые. Только не шумите, здесь малыши есть. А они пугливые.

– Мы будем как мышки, – заверила я хозяйку шепотом.

Осмотр этих стойл был переполнен нежности. Мы наблюдали как молодые мамочки-единорожки вскармливают своих детенышей, едва научившихся стоять на ногах. У малышей рогов не было и крылышек тоже, а шерстка была пушистой и очень мягкой. Здесь мы тоже немного сделали селфи на память и поспешили дальше. Зашли к молодым единорогам, которых использования для катания ребятишек и участия в городских ярмарках. Здесь также были голубые, желтые и розовые особи с едва заметными крылышками. Добрые и ласковые, каждый из них дал себя погладить, отвечая громким мурлыканием. Здесь мы провели дольше всего времени, общаясь с удивительными созданиями природы. Но Макса так никто и не выбрал. Да и ему ни один не нравился. Он уже даже потерял надежду найти себе достойного скакуна. Марго, заметив перемену его настроения, поспешила заверить, что на ее ферме еще есть единороги и он обязательно найдет себе партнера.

Тем временем здесь уже кипела работа – мы встретили еще десяток работников, которые подготавливали единорогов для обработки посевов в полях. К спинам животных прикрепляли специальные инструменты, которые помогали быстрее справляться с сорняками, плуги для разрыхления почвы, небольшие повозки с бочками для орошения. Фермеры готовились к сбору урожая, до которого осталось чуть больше месяца. Мы проводили табун в поля и зашли в стойла, где жили единороги для охоты.

Тут стояло дикое ржание. От нетерпения единороги переминались с ноги на ногу.

– Здесь все очень норовливые особи. Любят скорость, экстрим и победы. Все они замечательные охотники, – представила их Марго.

Эти единороги и в самом деле отличались от остальных. Они были чуть мельче, но мощнее, ноги немного короче, чтобы быстрее разгоняться. И все как на подбор одной масти – цвета кофе с молоком. Их грива тоже не была яркой, и больше походила на лошадиную.

– Вот это да! – оценил Максим. – Вот такого друга я бы взял себе в напарники.

– Тогда выбирай, – пригласила его хозяйка. – Вдруг и приглянется кто. – Она лукаво мне подмигнула.

Максим долго ходил между стойлами. Присматривался. Наконец, дошел до последнего. Единорог тосковал. В его взгляде читалась прямо-таки вселенская грусть.

– Что с ним? – тихо спросил Максим.

– Его хозяин погиб неделю назад. Несчастный случай. Вот Тим и грустит. Они же чувствительные очень.

– Бедный, – прошептал Максим и протянул руку, чтобы погладить единорога. Тот дернулся, зарычал, но тут же встрепенулся и во все глаза уставился на нас.

– Не бойся, Тим, не переживай, мальчик, – попыталась успокоить его я. – Мы не обидим…

– Мы пришли к тебе с просьбой, – тут же подключился Макс. – Нам нужен друг для путешествия к Храму…

Единорог оживился и повел ушами, давая понять, что он внимательно нас слушает.

– Ты готов идти с нами? Нам помощь нужна и без тебя нам не справиться…

Долгое время ничего не происходило. Марго уже начала уговаривать нас возвращаться. Время приближалось к полудню. Но Максим медлил, он гладил животное, шептал ему что-то.

– Я не уйду без него… – тихо сказал он.

И тут Тим в точности повторил все, что сделал ранее Рудольф.

– Это правда? – просиял Максим. – Он признал меня?

– Да, – рассеянно ответила Марго.

Максим повторил в точности клятву верности:

– Отныне и до той поры, пока мы будем нужны друг другу, я принимаю тебя на службу.

Через мгновение на руке Макса появилась точно такая же татуировка, что и у меня.

– Ребята, я поздравляю вас. Вы удивительные, правда, нечасто единороги сами выбирают хозяина. Это большая честь. И я рада, что смогла вам помочь. Идемте же! Я напою вас молоком и накормлю свежими блинчиками.

– Спасибо! Замечательно. Мы как раз проголодались, правда, Машка? – Макс посмотрел на меня и хищно улыбнулся.

– Ну, самую малость, – согласилась я.

Марго привела нас в гостевой домик.

Одноэтажный, деревянный дом с резными ставнями и приветливо распахнутой дверью встретил нас теплом, светом и уютом. На стенах были развешены вышитые картины с изображением единорогов. В зале стояло несколько столов, накрытых белоснежными скатертями, а за барной стойкой высокий парень с кучерявой шевелюрой натирал бокалы.

– Михаэль, это наши гости. Накорми их, пожалуйста. За счет заведения, – подошла к нему Марго.

– Хорошо, Марго, – кивнул он. – Добро пожаловать, располагайтесь, – обратился он к нам.

– Ребята, прошу прощения, но вынуждена вас покинуть. Дела, – улыбнулась приветливая хозяйка.

– Спасибо вам за все, Марго, – искренне поблагодарила ее я.

– Не стоить благодарности. Пусть у вас все получится! Единорогов вам подготовят. Когда отправитесь в путь?

– Вечером. Ближе к сумеркам. Не хотим ехать по жаре.

– Хорошо, мои ребята все сделают. До вечера можете отдыхать здесь. Если нужно, Михаэль покажет вам комнату, где можно прилечь или принять душ.

– Еще раз спасибо, Марго. Вы очень добры к нам.

– Принимать иномирян большая честь для меня, – подмигнула девушка.

– А как вы догадались? – спросил Максим.

– Очень просто. Все местные жители прекрасно знают про единорогов. И жители Элгории тоже.

– Ясно… – протянула я.

– Счастливого вам пути к вашей цели!

– Спасибо, – снова от души поблагодарили мы ее.

Девушка ушла, а мы расположились за столом. Михаэль тут же принес нам по большому бокалу с бежевой жидкостью.

– Попробуйте, это единорожье молоко.

– Спасибо, – я взяла бокал и сделала осторожный глоток. Молоко оказалось довольно густым и тягучим, чем-то напомнило наши сливки, только намного слаще и по цвету темнее. – Вкусно, – вынесла я свой вердикт. – Никогда не пробовала ничего подобного.

Максим тоже снял пробу.

– Восхитительно! – ответил он и облизнул губы.

– Я рад, что вам понравилось, – улыбнулся Михаэль. – Что желаете на обед?

– Блинчики, – тут же ответил Максим, – и суп гарбузовый. Есть у вас такой?

– Да, конечно, – ответил парень. – А сударыня?

– Творожные блюда у вас есть?

– Конечно, запеканка с брусникой.

– Отлично, давайте мне ее. И суп тоже.

– Хорошо.

Михаэль ушел выполнять заказ.

– И все-таки фермеры куда приветливее, чем их соседи.

– Ты еще сравниваешь! – воскликнул Макс. – Это небо и земля! Витмарр и Легун – это вообще ошибка природы, мне кажется.

– А я так не думаю! – раздался насмешливый голос за нашей спиной.

Я вздрогнула и обернулась. За нами стоял Легун собственной персоной. В широкой рубахе, узких коричневых брюках и высоких сапогах.

– Ну, длинноногие, чего уставились? Это я, да. По делам еду вот, – он лукаво подмигнул и подошел к нашему столику.

– Привет, Легун, – поздоровался Максим. – Ты, это, извини. Не хотел обидеть, – Максим почесал затылок и протянул ему руку.

– Не извиняйся, я все понимаю, – он пожал Максу руку. – Тут действительно все другие, – парень вздохнул. – Приветливее, что ли.

Я во все глаза смотрела на парня, который сейчас искренне улыбался. Я не знала, что сказать и чего ожидать.

– Присесть можно? – тихо спросил он.

– Ну, садись, – разрешила я.

Легун быстро уселся на лавке напротив нас, рядом поставил свою торбу.

Я не могла сейчас серьезно его воспринимать, и не потому, что ростом он был невелик, в Арилейфе все такие. Я успела привыкнуть. Он просто так открыто улыбался и даже не пытался нам навредить, как сделал это в нашу первую встречу.

К нам снова подошел Михаэль:

– Сударь Легун, рады приветствовать вас на нашей ферме «Радуга». Что желаете?

– Молока, пожалуйста, и овощей запечённых.

– Хорошо.

– Как путешествие? Нашли выход в свой мир? —спросил нас наследник императора Элгории.

– Нормально, – пожала плечами я. – Выход ищем, а ты тоже путешествуешь? Или по делам?

– По делам, – спокойно ответил парень. – Личным. И если что, отец не в курсе.

– Даже так… – протянул Макс.

– А что тебя удивляет? – не понял Легун.

– Все. Войну с соседями давно ведете? – спросил Максим.

– Ну, сражений как таковых уже давно нет. Но военное положение никто не отменял. Дипломатику никак не наладим. Собственно, это тоже я собираюсь решить в ближайшее время. Отец уже не в состоянии, да и засиделся на своем месте. Я хочу его сменить, – неожиданно твердо заявил Легун.

– Ты? – подалась вперед я. – И ты вот так спокойно нам об этом говоришь? Не боишься?

– А чего мне бояться? Вас, что ли?

– Ну, допустим. Ты же сам нас запер, испугался, – снова напомнила ему я.

– Ну, запер, ну, испугался. Было дело, – признал он. – Осторожность прежде всего, знаете ли. И потом, все совершают ошибки. А мы давно не видели иномирян. И чего ждать – очередной беды или помощи я не знал.

Я хмыкнула. Может, Ликора права, может, он и правда другой, не такой алчный и эгоистичный, как остальные рудокопы? Или он попросту говоря дурачок?

– Ясно. А ты наследник единственный? – уточнил Максим.

– Нет, – вздохнул Легун. – И в этом все дело. Я – младший. И то, что трон перейдет мне – слишком маленькая вероятность. Но я поборюсь за него. Дело в том, что я против всего, что происходит в Арилейфе. Мне не нравится этот раскол. Я хочу наладить дружественные связи с соседями. В том числе и галактическими.

Эта новость заставила меня задуматься. Макс тоже сидел, внимательно изучая парня, который улыбался нам искренне и приветливо. Сейчас он совершенно не был похож на то, с кем мы впервые встретились в этом мире.

– Ага, что-то гостеприимства в вашем доме мы не увидели, – фыркнул Максим.

– Я принял вас за шпионов, – честно ответил наследник престола.

– А сейчас так не думаешь?

– Нет. И у меня есть на это причины.

– И какие?

– Есть осведомители, информации которых я могу верить.

– Даже так, – протянула я.

– Ну, я все же в императорской семье вырос. А это связи, знакомства и так далее.

Тут нам принесли заказанные блюда, и беседу пришлось отложить – слишком голодные мы все были, а еда оказалась удивительно вкусной.

Насытившись, я подошла к Михаэлю.

– Марго обещала нам комнату, не подскажите, где мы могли бы немного отдохнуть. Мы давно в пути и очень устали.

– Я покажу, сударыня.

– Благодарю, – кивнула я, но тут звонкий девчачий голос заставил меня подпрыгнуть на месте:

– Легун, дорогой, ты приехал! – в помещение вихрем влетела рыжеволосая девушка. На ней был надет комбинезон бежевого цвета, волосы развевались во все стороны.

– Кейт, милая! – парень подскочил и бросился ей навстречу. Поймав ее, крепко прижал к себе и поцеловал.

– Кто это? – тихо спросила у Михаэля.

– Дочка Марго, Кейт. Ребята давно вместе. Легун даже предложение сделал. Только вот родители никак договориться не могут. А всему виной то самое проклятие, что разъединило две империи.

Я стояла, открыв рот. Информация была шокирующей.

– Мы все надеемся, что все образуется, но не нам решать, простой люд в политике не нужен. Никто никого не спрашивает.

– Тот есть вам легче поверить в проклятие и сдаться, лишь бы ничего не делать?

– Ну да, – просто ответил парень, округлив глаза.

– Знаете, на Земле уже давно никто не верит во всякие проклятия. Все решается путем переговоров, хотя не скрою, иногда и войн тоже. Также меняются устои, государства объединяются и разделяются. И тоже бывает, что некоторые браки невозможны из-за различия во взглядах и принципах. Но надо бороться и не опускать руки! Нельзя одну страну разделить на две части!

– У нас так просто нельзя… С магией и волей богов не поспоришь.

– Магия… Боги… – буркнула я, не понимая уже вообще ничего. Странные тут устои.

Я вернулась к Максу:

– Ты не устал? Я хочу немного отдохнуть.

– Я радостью. Тем более, Легун, кажется, вообще о нас забыл.

Парень действительно увел девушку на улицу, даже не попрощавшись с нами.

– Идем! – решительно сказал Макс, подхватив наши рюкзаки. Михаэль проводил нас в комнату на втором этаже:

– Отдыхайте!

Мы поблагодарили парня, закрыли дверь и оказались в небольшом помещении гостевого номера. Тут был маленький мягкий диванчик, обтянутый темным сиреневым бархатом, напротив которого расположился небольшой кофейный столик с прозрачной столешницей на резных ножках. Чуть в глубине комнаты, у стены напротив окна, стояла двухъярусная кровать.

Вот и вся нехитрая обстановка. Я уселась с ногами на диван, обняла руками подушку в виде большого бублика и тяжело вздохнула.

– И что ты обо всем этом думаешь? – спросил меня Макс.

– Я думаю, что объединять земли им все еще рано. Да и не нужно. Империи слишком разные. Но вот наладить хорошие экономические и торговые отношения, прекратить дурацкие войны и споры, позволить межрасовые браки и сделать их всех более демократическими и доброжелательными, вполне можно. Фермеры, мне кажется, давно готовы к этому. А вот рудокопы более жадные и тщеславные… Боюсь, тут придется потратить больше сил и времени.

– Неплохая идея. И каждый император будет иметь преимущества и свою выгоду. На Земле ж тоже не стремятся объединять все страны в одну, – согласился мой попутчик.

– Надо им это предложить, а то они со своими войнами и богами, которые, как оказалось, никуда и не девались, совсем с катушек слетели – лишать своих детей права быть счастливыми очень жестоко. Так что, кроме парламентерской миссии, на нас еще и миссия сватов ложится, – я усмехнулась, представляя как все это будет выглядеть.

– Согласен, – кивнул Максим и неожиданно крепко обнял. – Машка, ты самый лучший попутчик, с которым мне доводилось путешествовать.

– Спасибо. Ты тоже отличный помощник, – в тон ему ответила я и повернулась, заглядывая в его глаза.

Сейчас я видела в нем совершенно другого человека. Не того, который вещал с экранов, не того, с кем впервые столкнулась в Буковеле. Он не выглядел уже напыщенным и увлеченным одними гаджетами, сейчас он жил нашим приключением, впитывал в себя проблемы нового мира и стремился помочь жителям, защищал и поддерживал меня. Он не ныл и не жаловался, хотя я видела, как ему порой нелегко и тяжело. Это вызывало во мне какие-то непонятные чувства. Неизвестные, но в тоже время волнующие и будоражащие душу. Рядом с ним мне было хорошо, и с каждым днем я все сильнее привязывалась нему, и мысль о том, что наше путешествие закончится, и нам придется вернуться к своим делам, разъехаться по разным городам, не давала мне покоя.

– Маш, о чем задумалась? – тихо прошептал он, обхватывая мои ладони своими.

– Чего? – спросила я, словно в тумане.

– О чем задумалась? Ты так внимательно на меня смотришь, но одновременно твои мысли где-то далеко… Что-то случилось?

– Прости, – только и сказала я и отвела взгляд.

– За что? – удивился Максим.

И тут я не выдержала нахлынувших чувств, обняла его за шею и сама коснулась его губ, горячих, нежных и таких удивительно родных.

Он ответил, сильнее прижав меня к груди. Голова кружилась, сердце стучало так сильно, что готово было вырваться из груди.

– Машка, – наконец, хрипло произнес он.

– Прости, – снова сказала я и собиралась позорно сбежать в ванную, но сильные руки не позволили, лишь сильнее прижали к себе.

– Глупая, тебе не за что извиняться, – нежно сказал он, зарывшись в мои волосы. – Ты покорила меня с нашей первой встречи, но ты всегда выглядела холодной и сдержанной. Я даже не мог рассчитывать, не хотел давить… Солнышко мое… Ты нравишься мне, – шептал он.

– Правда? – тихо спросила я, не веря своим ушам.

– Да, и я хочу, чтобы ты знала: я не оставлю тебя и всегда буду рядом.

– Макс, – я прижалась к его груди. – Спасибо!

Вместо ответа он просто меня поцеловал, повалив на спину и нависнув сверху. Как мы не упали с узкого дивана – не знаю, но целоваться с ним я была готова бесконечно долго, подарив ему всю свою неистраченную нежность, и отдавая вместе с поцелуями частичку своей души.

Я не помню момента, когда провалилась в сон. Разбудил меня нежный шепот и поцелуй в висок:

– Просыпайся, солнышко. Нам пора собираться в путь.

Я открыла глаза и увидела Максима. Он переоделся, его волосы еще слегка блестели после душа, а в глазах плясали смешинки. Но они были полны нежности и заботы.

– Я в душ, – только и сказала ему, коснувшись уголка губ.

– Беги, я заказал нам легкий ужин в номер. Михаэль скоро принесет.

– Ужин точно нужен, я жутко проголодалась.

Макс ничего не ответил, только усмехнулся. А я, вспомнив все, что произошло за последние несколько часов, вдруг смутилась и обмотавшись в плед, которым заботливо была укрыта, умчалась в душ.

Уже стоя под струями душа расслабилась, млея от горячих воспоминаний, от заботливых ласк и океана нежности, в пучину которого мы с Максом погрузились, полностью отдавшись чувствам. Я давно не чувствовала себя настолько желанной и любимой. Это было, словно глоток воздуха, в котором я так нуждалась. Я очень хотела верить, что на этот раз не ошиблась в выборе мужчины. Я не смогу пережить очередное предательство. А Максим… Он как-то незаметно для меня самой стал необходимой частью моей жизни. Он забрал мою сердце, поселился в моей душе. Я даже не поняла, когда именно это произошло. Но я знала точно: без него уже не смогу.

С этими мыслями я завернулась в пушистое белое полотенце и вышла из ванной, чтобы тут же попасть в плен сильных рук.

– Попалась, – горячее дыхание обожгло шею. – Маша, ты прекрасна в этом милом полотенце, так и хочется снять.

– Обойдешься, – нагло заявила я.

– Ну… – обиженно насупился он.

– Макс, пожалуйста, дай переодеться. Керни будут ждать, а если мы увлечемся, то пропустим все на свете.

– Ты права, – не без сожаления ответил Максим и вздохнул. – Только один поцелуй.

Я даже среагировать не успела, как он прикоснулся к моим губам в страстном поцелуе.

– А вот теперь можешь одеться. Я вниз спущусь, узнаю через какие горы пешком в наш номер ужин отправили, – он улыбнулся и исчез за входной дверью.

Я лишь улыбнулась и быстро начала искать в рюкзаке сменную одежду. Ехать нам предстояло ночью, а они тут становились все прохладнее – приближался сезон полутьмы. Джинсы, футболка и теплый байковый свитер – удобно, комфортно и тепло. На ноги обула кроссовки.

– Я смотрю, вы время даром не теряли, – раздался за моей спиной голос. От неожиданности я подпрыгнула.

– И тебе добрый вечер, Добрин, – отозвалась я, поворачиваясь к богу. – У тебя стиральная машинка имеется? – я грустно посмотрела на ворох грязной одежды.

– Лихо ты темы переводишь, – он ухмыльнулся. – Имеется. Собирай свою стирку. Помогу вам.

Я быстро собрала все вещи, которые нуждались в стирке после нашего путешествия, в пакет и протянула ему. Добрин привычно щелкнул пальцами, и пакет просто растворился в воздухе.

Тут вошел Максим с полным подносом еды:

– О, Добрин, рад видеть, – улыбнулся ему парень.

– А я-то как рад! – восторженно заявил бог.

– Присоединяйся! – Макс поставил поднос на столик и сделал приглашающий жест рукой.

– С радостью!

Мы с Максимом устроились на диване, бог расположился напротив.

– Я пришел поздравить вас.

– С чем? – не поняли мы и переглянулись.

– С тем, что наконец разобрались в своих чувствах, – хмыкнул бог.

– А, – снова одновременно ответили мы и на всякий случай взялись за руки.

– Ребята, я честно рад за вас. Все так и должно было случиться. Правда, изначально, все планировалось иначе, но коль вас порталом перебросило в вверенный мне мир, то пришлось наблюдать за вами и помогать по мере сил. Теперь с чистой душой отправлю отчет вашему богу. Он очень переживал, что все нарушится…

– Хм… – только и сказала я.

– То есть вы не верите в Судьбу и законы Вселенной?

– Не то, чтобы не верим, просто Судьба порой непредсказуема, – ответила я.

– Ну да, а ты как хотела? Все слишком просто, даже у нас, богов, не бывает. В общем, ребята, считайте это моим божьим благословением, – он повел рукой над нашими головами и тут же на нас посыпался золотой дождь – маленькие звездочки сверкая и переливаясь оседали в волосах, впитывались в кожу. Мы сидели как завороженные, не понимая, что происходит.

Через несколько мгновений все закончилось, Добрин взял со стола стакан с молоком единорога и спокойно выпил.

– Что это было? – первым от шока отошел Макс.

– Божье благословение, – как ни в чем ни бывало ответил бог.

– Но зачем? И почему так быстро? И почему ты так уверен, что… – Макс осекся, не договорив фразы.

– Дети мои, да я с первого дня как вас увидел, все знал, просто ждал пока вы сами разберетесь. И да, у меня есть все основания спешить. Если в этом мире появилась Искренняя Любовь, то есть вероятность, что объявится хотя бы одна моя сестра – Джилина. И я смогу хоть как-то удерживать хрупкое равновесие этого мира.

– Но мы не принадлежим этому миру! – возразила я.

– Это не имеет значения, – пожал плечами бог.

– А Легун и Кейт? Их чувства искренни? – я все не понимала, какое отношение имеют наши чувства к этому миру.

– Надо проверить. Они не прошли еще все испытания.

– Так испытайте их, зачем снова на нас ставить эксперименты? – Макс злился. Я сжала его руку сильнее, поглаживала запястье, в надежде успокоить.

– Испытаем, а вы двое – очень интересная пара. Одно удовольствие за вами наблюдать. И я уверен, что вы будете счастливы. При условии, конечно, что сохраните взаимоуважение и доверие друг к другу. Тогда ваш союз ничто не разрушит. Ладно, заболтался я с вами, мне пора. Чао-какао!

Добрин исчез. Я облегченно вздохнула и прижалась к Максу, он обнял меня за плечи.

– Этот мир не перестает меня удивлять. Нас, кажется, только что обвенчали, – тихо прошептал он.

– Я тоже никак не привыкну к этим странностям. Но, как бы то ни было, ты действительно стал мне дорог. Я верю тебе и надеюсь, что ты никогда не обманешь моих ожиданий.

– Маша, – простонал он. – Да я жизни без тебя не представляю, спасибо, что тогда не оставила меня и пошла за мной на эту гору.

– Да уж, тогда ты был одержим клевыми фотками, – я улыбнулась.

– Оказывается, без фоток не менее увлекательно жить. И точно будет что вспомнить!

– Ага, и внукам рассказать! – поддержала я идею.

– Машка! – он рассмеялся. – Ты удивительна. И именно за это я тебя люблю.

– И я тебя люблю, Максим, – призналась я.

Он тут же поцеловал меня, убеждая в искренности чувств.

Глава 6.

Может, кому-то покажется слишком быстрым развитие событий, и кто-то обязательно скажет, что знакомы мы без году неделю, а за такой короткий период невозможно полюбить и привязаться. Однако, те испытания, которые мы прошли, то, что мы пережили вместе за такой короткий срок, некоторые пары не переживают и за десяток лет. Я верила ему, меня тянуло к нему, и сопротивляться дальше я не видела никакого смысла.

Ужинать пришлось очень быстро, керни уже ждали нас возле фермы, о чем пришло ментальное сообщение от Ликоры. Еще очень тихо слышимое, но вполне отчетливое.

Сердечно поблагодарив Михаэля и Марго за теплый прием и отдельно за двух красавцев-единорогов, уже в нетерпении переминающих с ноги на ногу во дворе, мы вышли из таверны. Увидев нас, животные радостно заржали.

– Привет, мой юный друг, – я погладила гладкую шерстку Рудольфа. – Готов к приключениям?

Вместо ответа он тихо заурчал и опустился на колени, чтобы я могла забраться в седло.

Тим поступил точно также. Максим ловко запрыгнул на спину единорога.

– Удачи вам, ребята, – пожелала на прощание Марго и помахала нам рукой. – Я буду ждать вас с хорошими вестями!

– Спасибо вам за все! – отозвались мы и дружно выехали за ворота фермы.

На улице нас ждали.

– Доброй ночи! – из темноты навстречу нам вышли керни. – Как вам ферма?

– Ферма замечательная, хозяйка Марго – просто чудесная девушка. Нам дали двух удивительных единорогов, не попросив за них ни копейки. Они сами нас выбрали! – быстро затараторила я.

– Я почему-то даже не сомневался, – буркнул Алир. – Поздравляю. Теперь путешествие будет проходить гораздо быстрее. Утром доберемся до следующего поселка, Персиковое.

– Поехали! – воскликнула я, и направила Рудольфа в сторону проселочной дороги. – А там растут персики? – решила уточнить я.

– Конечно растут, их нам с вашей Земли завезли, точно также как клубнику и многие другие растения. Мы даже названия менять не стали. Очень уж они красивые, – заверила меня Ликора.

Мы с ней шли первыми, наши мужчины ехали на некотором расстоянии позади нас. Месяц ярко светил с неба, освещая наш путь. Было очень тихо, ни малейшего дуновения ветра. Воздух постепенно остывал после жаркого дня.

– Маша, что произошло сегодня? – Ликора внимательно посмотрела на меня, словно изучая.

– Мы познакомились с единорогами, – спокойно ответила я, опуская изменения в личной жизни.

– Я не о том, спрашиваю, ты прекрасно поняла вопрос, – настойчиво и даже холодно произнесла Ликора.

Я вздохнула, размышляя стоит говорить или нет? Но ведь Добрин нас сам лично благословил! Наш союз не аморальный, мы взрослые одинокие люди, которые вполне способны сами разобраться в своих чувствах и отношениях.

– Мы с Максом поцеловались, – не вдаваясь в подробности ответила я.

– И все? – с насмешкой спросила керни.

– Тебе прямо все подробности рассказать? – не удержалась я.

– Нет, это ваше личное дело. Просто вы оба под божьим благословением. Это меня удивило.

– Ах, это…, – я немного расслабилась. – Добрин нас благословил, пробурчав что-то вроде того: Наконец-то решились!

– И он прав. Ваш союз поможет решить наши проблемы…

– Чего? – я чуть не свалилась с единорога.

– Понимаешь, Истинные Чувства встречаются не так уж и часто, многие браки заключаются на взаимовыгодных условиях. Пары выдают желаемое за действительное. Не знаю как у вас, на Земле, но на Арилейфе уже давно все браки только по расчету. Про любовь уже мало кто помнит. Ту самую Любовь, которая связывает две души, два сердца воедино. Всеобъемлющую, всепрощающую, способную творить чудеса… – Ликора замолчала.

– И поэтому тогда рухнул Храм? – вкрадчиво уточнила я.

– Может и поэтому, – уклончиво ответила керни. – Любовь не терпит предательства. А тогда, пятьсот лет назад, Боромар собственноручно разрушил Храм, предав свою любимую в день бракосочетания. Он сбежал с другой. Боги не выдержали такого пренебрежительного отношения к обряду, к девушке, которая потом сбросилась со скалы и разбилась. Его самого, правда, тоже настигла кара – он всю оставшуюся жизнь провел один в пещере, никому не нужный и всеми забытый.

Храм рухнул, боги ушли с этих земель, вновь поселившись в Небесном Храме и с горечью наблюдали, как все становятся другими, как уходят Любовь и Вера, как разбиваются сердца и леденеют души. Они ничего не могли сделать. Люди сами стали такими, сами оттолкнули божье благословение. Вот поэтому я и спросила. Берегите его, то хрупкое чувство, что только зарождается в ваших душах. И себя. И друг друга. Несмотря ни на что, какими бы трудными не были испытания, как сложно не приходилось бы вам порой, не забывайте, что ваши души связаны, и только вы сможете помочь друг другу выжить. Вместе – вы сила, против которой сложно устоять.

– Я запомню, твой совет, спасибо.

На душе было тяжело. Все, о чем говорила керни, в той или иной степени происходит и в моем родном мире. Мы действительно стали слишком черствыми, даже в отношении любимых и родных. Но только от нас зависит – сможем ли мы вовремя признать свои ошибки, сможем ли простить и сохранить хрупкие чувства или нет. Так тяжело потом собирать заново осколки, как тяжело лечить израненную душу!

Я долго ехала молча, переваривая информацию. Рудольф не спеша шагал по дороге, иногда пофыркивая. Я была уверена, что подобный разговор произошел и между Максом и Алиром. Теперь осталось только решить – что делать дальше, как действовать. И что нам нужно сделать, чтобы сестры-богини вернулись на эту планету, чтобы снова восстановился Храм и самое главное – как помирить две империи, которые сейчас считают друг друга врагами?

***

У меня родилась лишь одна идея. Мне снова нужно увидеть Доану, королеву кики. Она показывала мне спящую девушку. Богиню. Догадка, которая яркой вспышкой проникла в мой разум не давала мне покоя последние несколько часов путешествия. На дне реки спит Богиня Любви. Вот почему в ее руке была та записка: «Не будите до той поры, пока не найдется хоть один житель мира, которому нужна моя помощь и поддержка. Кики будут переправлять на другой берег всех, кому это нужно, пока вновь не будет возведен мост Дружбы и пока в мир Арилейф не придет настоящая любовь…»

Я дословно вспомнила ее содержание. И сейчас четко поняла, кому в Арилейфе нужна ее помощь. Легун и Кейт. Дети двух враждующих семей. Молодые, горячие. Ромео Монтекки и Джульетта Капулетти. Нельзя допустить, чтобы здесь повторилась небезызвестная на моей планете шекспировская история. Этим ребятам, если их чувства действительно искренни, нужна помощь богини.

И если ни я, ни Макс, ни Добрин не могли им помочь, то она сможет точно. Это в ее власти. Это ее стихия.

– Ликора, – обратилась я к керни.

– Да? – она повела мордочкой в мою сторону. – А мы возле реки еще будем проезжать?

– Ну, сейчас нам не по пути, а вот послезавтра можем свернуть, руины Храма как раз недалеко от берега реки. Можем сначала туда завернуть, а уж затем тогда к Эрмиру, императору Адальмории. Что-то случилось?

– Да. Я знаю, кто спит в гроте на дне реки под охраной Доаны.

– Да ну? – удивилась керни, а у меня возникло ощущение, что эта плутовка знает наверняка личность спящей богини.

– Мне кажется, это одна из пропавших богинь, и если внимательно вчитаться в смысл записки, то это – Богиня Любви! – вынесла я свой вердикт.

– Ты уверена?

– Да, – после секундного замешательства ответила я. – Так мы сможем выйти к реке?

– Сможем, – вздохнув, ответила керни. – Привал! – крикнула она мужчинам.

Мы остановились на окраине небольшого леса. Полянка была очень уютной. Ее окружили раскидистые кроны высоких деревьев. На молодой траве застыли капельки росы. Занимался рассвет нового дня.

Максим спешился первым, ловко спрыгнув с Тима и помог мне, одновременно обжигая лицо и шею горячим дыханием, нежно коснулся моих губ коротким поцелуем:

– Ты как, солнышко? – прошептал он.

– Отлично, сам как?

– Порядок, – усмехнулся мужчина. – Что ты задумала?

– Так заметно? – удивилась я.

– Ага, на твоем лице отображается целый ворох эмоций. Точно все в порядке?

– Да, я уговорила Ликору свернуть к реке. И сначала все же посетить развалины Храма.

– Зачем? – насторожился Макс.

– Чтобы разбудить богиню Любви.

– Кого? – не понял он.

– На дне реки, в гроте, спит сбежавшая богиня, это если коротко.

– Н-да, чем дальше, тем все веселее. Ты уверена?

– Абсолютно.

– Ну, тогда мне остается только поддержать твою затею, – он крепко меня обнял.

– Спасибо. Идем готовить завтрак?

– Ага!

Пока керни убежали на утреннюю разминку, а Макс занялся костром, я занялась исследованием кулинарных запасов, которые нам пополнили на ферме, чтобы мы могли спокойно добраться до поселка Виноградное. Выудила из рюкзака бутыль густого единорожьего молока, сухари из белого хлеба, сыр и пакет с геркулесом. Хотелось попробовать сварить кашу на местном молоке. Интересно, что выйдет?

Моя идея Максу понравилась, и уже через четверть часа мы наслаждались вкуснейшей овсянкой – густой, сладкой и очень нежной. Единороги жевали молодую зелень и наотрез отказались от каши, а вот керни вылизали свои миски и довольно облизнулись. Ну вылитые коты!

После завтрака было решено продолжить путь – дорога была пустынной, проходила вдоль леса и терять драгоценное время не было смысла.

На единорогах мы значительно экономили время, и до Персикового верхом можно было добраться меньше чем за сутки, в то время как пешком, пришлось бы идти два-три дня. Эта новость приободрила.

Мы с Максом на этот раз ехали рядом, керни бежали впереди, разведывая дорогу и обещали в случае опасности предупредить.

Фиолетовое небо прояснялось, солнечные лучи рассеивали свет и ласкали лицо, легкий ветерок играл с волосами. Наши единороги бежали трусцой и, кажется, наслаждались путешествием. Я погладила по холке Рудольфа, тот довольно заурчал и скосил на меня один глаз, словно благодаря за ласку.

– Маша, – обратился ко мне Максим. – У меня есть идея.

– Какая? – оживилась я.

– Надо устроить встречу двум императорам на нейтральной территории. Возле Храма, например. Хорошо, если там же окажутся Легун, Кейт и Марго. Тогда, если на дне реки действительно спит Джилина, ребята получат благословение от нее, а императоры смогут поговорить и, может, даже договориться о прекращении войн и налаживании взаимовыгодного сотрудничества!

– Я думала об этом. Только как мы это организуем? Надо ж их известить. В этом мире нельзя отправить смс или письмо.

– Ну, смс точно нельзя. А вот письмо… Почему нет? Давай спросим у керни. Они должны знать какой-то способ.

– Хорошо, допустим. Но с какой радости они должны это делать? Витмарр не особо обрадовался нашему визиту. Да и сын его – какой-то странный: то обвиняет нас во всех грехах, то вдруг становится добрым и говорит, что хочет объединить две империи…

– Ты права, Легун действительно странный. Зачем ему объединять земли? Добрин не говорил ничего про это. Они просили просто вернуть Арилейфу Храм и закончить войну. А, еще заставить жителей снова поверить в богов. Но это, мне кажется, вообще нереально. Как можно заставить кого-то поверить во что-то? Это личный выбор каждого.

– Согласна, – вздохнула я. – Но выбора у нас нет. Да и знаешь, чем дальше мы путешествуем по Арилейфу, тем больше хочется вернуться домой. Неполная неделя проведенная здесь показалась мне месяцем, или тут действительно время идет совсем иначе… – я замолчала. На душе скребли кошки. Я не видела выхода, я не видела пока ни одного верного пути, все они заканчивались тупиком.

Макс лишь положил свою руку на мою, погладил ее и произнес:

– Прорвемся! И обязательно вернемся домой!

– Макс, – снова спросила я. – А что потом?

– Потом? – переспросил он.

– Да, что будет с нами, когда мы вернемся?

– Солнышко! – усмехнулся он и крепче сжал мою руку, – в нашем мире полно возможностей. Мы обязательно придумаем что-нибудь. Я ж обещал, что не оставлю тебя. Давай сначала разберемся со всем, что происходит здесь?

Я посмотрела на него и снова утонула в океане нежности. Что же он со мной сделал? Почему мое сердце выпрыгивает из груди только от одного взгляда на этого мужчину?

Ближе к полудню на дороге стали появляться одинокие путники, они провожали нас любопытными взглядами и спешили дальше. На обед остановились снова в лесу. Там же было решено остаться на ночлег. Долгая дорога сильно вымотала нас, да и бессонная ночь давала о себе знать. Лично я последний час пути клевала носом и отчаянно боролась со сном.

– Маша, – обратилась ко мне Ликора, когда мы с Максом закончили устанавливать палатку. – Мы можем выйти к реке, не заезжая в Персиковое поселение, по сути, нам туда и не особо нужно.

– Правда? – обрадовалась я, устало опускаясь на каремат, вытягивая ноги. Спина нещадно ныла. Да, прогулка верхом не такая уж и легкая, какой может показаться на первый взгляд.

– Да, мы посоветовались с Алиром и решили, что завтра рано утром продолжим путь и пойдем немного в обход основного пути. Дорога там, конечно, неровная, но единороги справятся, им не составит труда идти по глине с песком. Зато быстрее выйдем к Храму и сэкономим почти сутки.

– Это отлично! – я даже в ладоши захлопала. – Ликора, мы тоже хотели кое-что уточнить.

– Я слушаю, – керни села на задние лапки и внимательно посмотрела на меня.

– У вас работает почта? Можно отправить императором уведомления, чтоб они тоже прибыли к Храму? Там будет удобнее пообщаться.

– Есть почтовые птицы, специально обученные, но в лесу они не водятся, – задумчиво произнесла Ликора. – Да и не станут они встречаться друг с другом по чьей-то просьбе. Мой тебе совет – дойди сама к нему. Ты не пожалеешь. Эрмир – добрый и отзывчивый, он поймет суть проблемы.

– Ладно, – нехотя ответила я. Меня нещадно клонило в сон, я легла на спину, прикрыв глаза.

***

Краем сознания я почувствовала легкое прикосновение в губы:

– Отдыхай, малыш.

А дальше наступила темнота. То ли длительная дорога, то ли акклиматизация, которая, наконец, дала о себе знать, а может и разница во времени с родной планетой и пережитый стресс на фоне нашего попаданства, но мой организм дал сбой. Меня лихорадило. То знобило, то словно поджаривало на горячей печке. Пережитые мгновения прокручивались в моей голове калейдоскопом, отдавая резкой головной болью.

Голос Макса донесся до меня словно сквозь толщу воды:

– Ма-а-а-ш-а-а! Ма-а-а-ш-а-а! Ты слыши -ши шь ме-ня-ня-я-я?

Я с трудом открыла глаза. Мне казалось, что небо и земля поменялись местами, а лес кружился вокруг меня в бешеном хороводе. Было уже темно, в нескольких шагах от меня горел костер.

– Где я? – прошептала я.

– Господи, Ликора, что делать? Она бредит, у нее жар! – воскликнул Макс.

Его голос прозвучал как раскат грома, я сжала руками виски, казалось, черепная коробка сейчас разорвется на две части.

– Солнышко, – снова прошептал он, обхватил холодными руками мое лицо и покрывая его поцелуями. – Я что-то придумаю. Держись.

Я почувствовала, как меня укутали теплым пледом, на лоб легла холодная повязка. Сквозь туман в глазах я видела, как Максим ищет в рюкзаках аптечку, слышала, как он что-то говорит керни. Видела, как быстрой тенью умчался в лес Алир и вскоре вернулся, таща в зубах смоченное в холодной родниковой воде полотенце.

Я плохо разбирала звуки, все смешалось в один сплошной гул.

– Маша! – Макс сел рядом со мной, сжимая мою руку. – Нужно выпить лекарство. – Он помог мне присесть так, чтобы я опиралась спиной на его грудь. Максим протянул мне таблетку и стакан воды, – это нурофен, он снимет жар и успокоит боль, – я послушно взяла лекарство, запила водой и снова провалилась в беспокойный сон.

Когда снова очнулась, то обнаружила себя в палатке, под голову мне положили свернутый рулоном свитер, на манер подушки, и укутали в плед. Макс лежал рядом, крепко прижимая меня к себе. Чувствовала я себя немного лучше, жар ушел, хотя все тело ломило, а голова по-прежнему кружилась. Я привстала, осматриваясь вокруг. Сквозь приоткрытое «окно» палатки проникал свет. Значит, день. Сколько ж я провалялась без сознания? И где керни?

– Ты как? – Максим пошевелился и открыл глаза, но выпускать из плена горячих рук не спешил.

– Чуть легче, – честно ответила я.

– Ты напугала нас, – прошептал он.

– Прости, я долго в таком состоянии?

– Уже сутки прошли.

– Сутки? – не поверила я.

– Да. Ты совсем ничего не помнишь?

– Нет, – покачала я головой, чтобы тут же лечь снова.

– Вчера ты, так и не дождавшись обеда, уснула. А через час я обнаружил, что у тебя высоченная температура, и ты не приходишь в сознание. Керни тут же бросились к роднику – смочить полотенце в холодной воде. Мне удалось найти в нашей аптечке жаропонижающее, но его не хватило надолго. Мы очень испугались за тебя. В округе нет ни одного поселения, ни одного врача. На помощь пришел Добрин. Он пришел на мой зов, осмотрел тебя, сказал, что это не смертельно, но тебя надо беречь. Перегрузка и стресс вызвали такое состояние твоего организма. За последние несколько дней мы прошли просто фантастическое расстояние. Он сделал тебе инъекцию и посоветовал не беспокоить до утра как минимум. Я всю ночь дежурил возле тебя, делал холодные компрессы, чтобы снять боль и воспаление. Лишь под утро немного провалился в сон. А сейчас, наверное, время идет к закату. Я все еще плохо ориентируюсь в местном времени…

– Да, мы действительно мало отдыхали, но так хотелось скорее добраться до точки назначения. И что теперь?

– Пока ты не окрепнешь, побудем здесь. Место тут неплохое, рядом есть озеро и родник. Пусть все эти боги и императоры подождут.

Я согласилась с ним. Это разумно. Тем более, я чувствовала слабость и продолжать путешествие даже верхом на единороге мне было бы тяжело.

– Тебе надо поесть, – Максим поцеловал меня в лоб.

– Я не хочу, – ответила ему, чувствуя, как к горлу подступает тошнота.

– Надо. Хоть немного. Я сварил бульон, Алир вчера принес дикую птицу, вроде нашей куропатки.

– Ну если только бульон, – я попыталась улыбнуться.

– Вот и умница. Я сейчас.

Максим выскользнул из палатки, и тут же в нее просунулась мордочка Ликоры.

– Как ты, Маша?

– Немного лучше.

– Рада слышать, мы будем здесь, сколько понадобится, тебе нужно набраться сил. Прости, что не уберегли.

– Пустое. Вы-то тут причем? Это я не рассчитала силы, – отмахнулась я и снова сделала попытку сесть, облокотившись спиной на рюкзак.

– Отдыхай, – только и ответила она и тут же исчезла. Вернулся Максим с кружкой ароматно пахнущего бульона.

– Держи, – протянул ее мне. – Пей осторожно, он горячий.

– Спасибо, – поблагодарила его.

Бульон оказался вкусным и наваристым. Я пила маленькими глотками, понимая, что действительно нужно набираться сил. Жара уже не было, но слабость присутствовала, и я чувствовала себя неловко. Вернула пустую кружку Максу.

– Прости, из-за меня столько проблем.

– Не говори ерунды, Маша, – он отставил кружку в сторону и крепко меня обнял. – Выздоравливай скорее, мне больно видеть тебя в таком состоянии.

– Я постараюсь, – прижалась к нему сильнее и вскоре снова уснула на его груди.

На поляне мы провели еще два дня, пока я окончательно не восстановилась. Жара больше не было, и силы постепенно возвращались ко мне. Эти места действительно оказались очень красивыми, а озеро с прозрачной лазурной водой вызвало у меня неописуемый восторг, только искупаться в нем я не рискнула – вода была ледяной.

Мы готовили ужин, поджаривая на костре тушку дикого зайца, делились с Максом воспоминаниями из нашей земной жизни, все лучше узнавая друг друга. Керни убежали на охоту, отказавшись от жареной дичи.

Максим оказался великолепным рассказчиком. Несмотря на то, что родились и выросли мы в одном небольшом городе, мы ни разу не пересекались. Мы посещали одни и те же места, ходили в один центр творчества (что не удивительно – он был один на весь город), только вот с разницей в семь лет. Наверное, именно в этом основная причина. Я невольно любовалась сидящим напротив мужчиной. Сильный, закаленный жизнью и опытом. И очень привлекательной внешностью. Сейчас я понимала, что с ним действительно надежно. Я не жалела о том, что открылась ему, что увлеклась им. Я впервые за последние годы доверилась мужчине. Он мягко мне улыбался, тоже изучая, погрузившись в свои мысли и воспоминания.

– Ты знаешь, меня всегда манили горы, я восхищался вершинами и по выходным мы с ребятами часто сбегали на Ай-Петри, устраивали пикники. А когда учился в десятом классе рядом с нашей школой, в центре детского творчества, открыли кружок по спортивному туризму. Я был в числе первых. И обошел тогда с группой отчаянных туристов весь Крым с рюкзаком и палаткой. Незабываемое было время! Сколько вершин, скал, пещер и водопадов мы покорили!

– Я тоже занималась туризмом, – ответила я, прокручивая кролика. – И, наверное, на всех известных маршрутах побывала. Правда, это было уже в институте, когда училась на факультете туризма. У нас был отличный препод, он жил скалолазанием и приучил нас любви к горам, в то же время призывая быть осторожными – ведь горы не прощают шуток.

– Надо же, – пожал плечами Максим. – Мы были в одних и тех же местах, но в разные годы… Как интересны дороги судьбы, – он хмыкнул.

– А почему ты решил остаться в Киеве после учебы?

– Всегда стремился к большим просторам и возможностям. В Ялте их не было, а вот в столице – больше шансов достичь высот и признания. И за десять лет он стал мне родным городом. Я привык к его темпу жизни, хотя поначалу было очень сложно. Полгода назад получилось устроиться на ТВ, я всегда мечтал об этом, и шел к этой цели, набирался опыта, связей, работал в газетах, на радио, даже в интернет-информ-агентствах. Журналистика очень многогранная штука.

– Согласна и, стало быть, очень интересная. Столько людей вокруг, новостей, происшествий, открытий…

– Это точно. Скучно не бывает никогда. А когда устаю от большего количества людей, информации и общения, сбегаю в горы, здесь по-настоящему отдыхаю душой, – признался он.

– Да, я тоже именно за это люблю горы и природу. Они настоящие. И только здесь невероятные эмоции! – поддержала его я.

– Точно! Даже местные горы Арилейфа производят впечатление. А ты давно в Одессе?

– Пять лет назад приехала. Я училась и работала в Ялте, но потом решила, что в жизни надо что-то менять, развиваться и идти дальше, вот и рванула в Одессу, тем более тут предложили хорошую должность и зарплату, – ответила я, умолчав лишь факт неудачных прошлых отношений. Именно они стали основной причиной переезда. Но говорить об этом не хотела. Воспоминания приносили боль. Душевные раны только начали затягиваться. Да и Макс не спешил делиться личной жизнью. Сейчас это казалось лишним и не нужным.

– Здорово, рад за тебя! Мне кажется, наш кролик готов, – он еще раз перевернул тушку, которая пахла просто божественно.

Мы осторожно сняли с острой палки приготовленного кролика, уложили его на оструганную дощечку и принялись разделывать на кусочки с помощью кинжала Макса.

Мы так увлеклись, что не заметили, когда на поляне появились гости.

– Добрый вечер, путники! – к нам подошли двое – парень и девушка. Следом за ними следовали два голубых единорога.

– Добрый вечер! – ответили мы.

– Вы позволите погреться у огня? – спросил парень.

– Присаживайтесь! – приветливо махнул рукой Максим.

– Спасибо! Меня зовут Марк, а это Диана – моя невеста.

– Очень приятно! Я – Максим, – мужчины пожали друг другу руки.

– Мария, – ответила я, – но можно просто Маша. – Садитесь, будем ужинать.

– Спасибо! У нас тоже есть чем вас угостить, – Диана сняла со спины одного из единорогов дорожную сумку и стала доставать продукты. Свежие овощи: маленькие желтые и красные помидорки, оранжевые перцы, продолговатые огурцы. Ну, во всяком случае, эти овощи напоминали привычные мне земные. Диана называла их совсем иначе, но мой разум отказывался запоминать столь экзотические наименования. Также ребята достали свежие булочки, кусок сыра и термос с горячим кофе.

Мы разложили продукты по тарелкам и наслаждались ужином.

– Откуда вы и куда путь держите? – спросил Марк.

– Мы издалека, – уклончиво ответил Максим, – а едем к реке, к руинам Храма.

– А зачем вам руины? – напряглась Диана.

– Нам сказали, что это вроде как главная достопримечательность Арилейфа, – пожала плечами я. Диана и Марк переглянулись. Но ни малейшего удивления, ни страха не выдали.

– Я могу с уверенностью сказать, что вы неместные, – твердо произнес Марк. – Откуда вы? – он говорил тоном руководителя, нетерпящим возражений. И, получше рассмотрев его внешность, в моей голове родилась догадка, о которой я пока молчала.

– Да, вы правы, – не стал спорить Максим. – Мы действительно не местные, мы – путешественники.

– Из какого мира? – просто спросил Марк, значительно облегчив нам задачу.

– С Земли, – ответила я.

– Интересно. Порталы из других миров закрыты много сотен лет. Я знаю о мироходцах лишь по рассказам отца и деда. Как вы смогли попасть к нам?

– На этот вопрос не смог ответить даже ваш Верховный Бог, – ответила я.

– Кто? – Марк поперхнулся кофе.

– Добрин, – уточнил Максим.

– Вы с ним знакомы? – Диана оживилась и тоже включилась в разговор.

– Да, – ответили мы и протянули свои запястья, демонстрируя золотые стрелы, как символ заключенного договора.

– Как интересно, – потрясенно произнес Марк. – Божественный договор. Он нанял вас на службу?

– Что-то вроде того. Попросил найти сестер-богинь, восстановить Храм и вернуть Арилейфу мир, – перечислила я.

– Странно, но почему? Мы много веков безуспешно пытаемся восстановить руины… Вы думаете у вас, иномирян, это выйдет?

– Нет, не думаем, – честно призналась ему. – Но попробовать стоит. Тем более, если у нас получится, то мы сможем вернуться домой…, – ответила я.

– А если нет? – не сдавался Марк.

– Честно говоря, такой вариант меня не устраивает, но, если это произойдет, придется просить приюта в одной из империй и искать альтернативный вариант возвращения.

– А какая империя нравится больше? – с любопытством спросила Диана.

– Пока Адальмория. Здесь жители более добрые и гостеприимные, что ли. В Элгории нас изначально чуть не уморил голодом наследник императора, приняв за шпионов, – призналась я.

– Легун, – тихо произнес Марк.

– Он самый, – подтвердил догадку Максим.

– Да, братец вежливостью не отличался никогда, да и пошалить любит… Добродушный хам.

– Ой! – я аж подпрыгнула. – Так ты, то есть вы, тоже сын Витмарра?

– Ты, – улыбнулся мне Марк и продемонстрировал кольцо. Точно такое же носил Витмарр: я запомнила витиеватый рисунок из красных точечных самоцветов на белом металле. – Да, я старший сын и наследник императора Элгории. Я давно не живу с семьей, работаю на шахте в горах. Кроме того, я изучаю документы и исторические бумаги, чтобы стать во главе империи после смерти отца. Или же после моего бракосочетания. Таковы наши законы. И первым делом я хочу наладить дипломатию…

– Легун тоже об этом говорил, – вмешался Максим.

– Он, безусловно, прав, но слишком безрассуден, чтобы стоять во главе империи. Каждая империя сильна сама по себе, и я не хочу терять эту уникальность и независимость, ведь тогда исчезнет колорит всего Арилейфа. Нужно просто закончить бессмысленную вражду. Ни одна из империй, по сути, не виновата в том, что рухнул Храм и боги нас покинули.

– Но боги никогда не покидали вас! – возразил Максим.

– Я догадывался об этом. Но ведь простой люд не поверит мне. Им нужны доказательства, а их у меня нет.

– Стереотипы, – буркнула я. – И вообще, у нас говорят, что бог, также, как и вера, живет в наших сердцах. Все остальное – декорации, домыслы, наши представления. Не более.

– Так и есть. Только мы сами можем сотворить или разрушить то либо иное, – согласился Марк.

– Приятно слышать, что вы здравомыслящий человек, – улыбнулся Максим.

– А куда ж вы направляетесь, если не секрет? – поинтересовалась я, резко сменив тему разговора.

– Не секрет, тем более сейчас, когда мы встретили столь высоких гостей. Мы едем к Эрмиру, отцу Дианы.

– Что? – удивилась я. – Вы же из…

– Да, – спокойно ответил Марк, обняв свою невесту, мы из разных империй, но мы любим друг друга. Уже год работаем вместе. Да, не удивляйтесь, фермеры работают на территории рудокопов и наоборот. Сейчас это скорее исключение, чем правило, и это означает лишь то, что мы – соседи и должны жить дружно. Теперь же я еду просить руки у Эрмира. И у меня есть к нему дипломатический разговор. Я твердо намерен заключить мир. Отец последнее время не в состоянии заниматься делами. У него легкое помешательство на фоне собственного эгоизма и значимости. Его правление давно стало пыткой для всего народа. Да и Легун еще жару поддает.

– Надеюсь, у вас получится. А ты знаешь, что Легун встречается с дочерью хозяйки фермы единорогов? – спросила я.

– Что? – удивился парень. – Серьезно? Ты уверена, что там все взаимно?

– Нет, – покачала головой я. – Я вообще ему не доверяю. Слишком у него настроение переменчивое. Не к добру это.

– Я проверю информацию. Благодарю, – кивнул Марк. – Могу я просить вас сопровождать нас? Это большая честь для нас.

– Да, я тоже настаиваю на сопровождении, – заговорила Диана.

– Ну, мы все равно направлялись к Эрмиру, но решили поехать через Храм. Есть одно дело возле реки. Не желаете присоединиться? – поинтересовалась я. – Мне кажется, ваша помощь будет не лишней.

– А что, собственно, вы там хотите найти, кроме руин Храма, – деловито осведомилась Диана.

– Богиню, – честно ответила я. – На дне реки, в гроте, спит одна из богинь. Есть подозрение, что это Богиня Любви.

– Что?! – вдвоем воскликнули ребята и переглянулись.

– У меня есть все основания так считать, просто поверьте, – попросила я.

– Допустим, – кивнул Марк. – Это займет пару-тройку лишних дней, это не существенно. Мы можем пойти с вами, – тут же решил наследник.

– Отлично! – обрадовался Максим.

– Это верное решение! – на поляне появились керни.

– Приветствую вас, охранники, – Марк слегка кивнул.

– Будь здоров, наследник Элгории, – Алир сделал шаг вперед и тоже склонил голову.

Я ошарашенно переводила взгляд с керни на парочку наследников и обратно.

– Тебя что-то удивляет? – Диана заметила мой взгляд.

– Да. Обычно керни прячутся…

– Но только не перед семьями императора. Это ж охранники не только леса, но и всей территории Арилейфа, и состоят они на службе императора. Вышло так, что они подчиняются Адальмории. Но их племя несет службу по всем границам.

– Э-э-э, – только и смогла выдавить я.

– Вижу, ты удивлена, – усмехнулась девушка.

– Таких подробностей я не помню…

– Это не та информация, которая разглашается всем и каждому, – вмешалась в разговор Ликора. – И, возможно, вы бы так и не узнали, что мы служим императору по распоряжению Николины. Надеюсь, хоть это ты помнишь?

– Да, – кивнула я.

– Я предлагаю всем разойтись по палаткам, завтра с рассветом выходим, – вмешался Марк. – Все вопросы государственной важности отложим на потом. А сейчас всем спать! Алир, Ликора, вас это тоже касается, – обратился он к зверям.

– Маша, нам действительно стоит отдохнуть, тебе нужны силы. Я не хочу, чтобы ты снова слегла с лихорадкой, – прошептал Макс и нежно обнял меня.

– Хорошо, – не стала спорить я.

Быстро убрав остатки ужина и затушив огонь, мы разошлись по палаткам. Марк с легкостью установил рядом с нашей дорожный брезентовый тент, разложил спальники и теплые одеяла, и они с Дианой ушли отдыхать. Я же подошла к единорогам, которые теперь четверкой паслись чуть поодаль. Я была уверена, что звери общались между собой. Я подошла к Рудольфу и протянула ему сухарик, он благодарно его сжевал и повел головой в сторону остальных. Я потрепала его по холке, затем подошла к остальным и тоже угостила хлебом.

– Спокойной ночи! – сказала им и, махнув рукой, отправилась в палатку, где меня уже ждал Максим.

– Попалась! – он обнял меня, едва я устроилась рядом с ним, сняв, наконец, дорожные кроссовки.

– Я и не пряталась, – пожала плечами, игриво посмотрев на него.

– Все равно моя, – ответил он, оставляя легкие поцелуи на моем лице, шее.

– Максим, мне страшно, – призналась я.

– Чего ты боишься, солнышко?

– Я боюсь, что у нас ничего не получится… Что мы не выберемся отсюда… Я запуталась в играх этого мира. Я не хочу больше испытаний и потрясений. Мне с лихвой хватило того, что уже произошло.

– Я постараюсь тебя защитить. Но мы не можем сдаться. Я сам удивляюсь судьбе, которая так лихо подшутила над нами, но в то же время я благодарен ей – ведь я встретил тебя, – он поглаживал меня по голове, словно успокаивая, играл с моими волосами. – Все будет хорошо, родная. Спи. И ни о чем не думай. Очень скоро мы вернемся домой. Вместе вернемся.

Я лишь сильнее прижалась к нему. Хотелось верить, что так и будет.

Утром, когда я вышла из палатки, наследники императора готовили завтрак и разговаривали с керни. Точнее спорили. О чем именно я не слышала, а увидев меня, все внезапно замолчали.

– Мария, доброе утро! – улыбнулся Марк.

– Доброе, – ответила я.

Сейчас я могла получше его рассмотреть, вечером видела лишь силуэт. Он был довольно высоким, по сравнению с остальными жителями Арилефа, но худощавым. Раскосые, фиолетового цвета, глаза, короткостриженые русые волосы, высокие скулы придавали ему воинственного и решительного вида. Марк был одет в камзол темно-синего цвета, на ногах – высокие сапоги, на поясе висел меч.

Диана же была невысокой и хрупкой девушкой. Она также носила камзол, только бордового цвета, и оружие – на ее поясе был прикреплен изящный кинжал. Волосы молочно-белого цвета были уложены в затейливую косу, светло-голубые глаза придавали ей кукольности и наивности.

Она лишь улыбнулась мне и принялась дальше помешивать в котелке бурлящую кашу.

– О чем спор? – поинтересовалась я, присаживаясь к огню.

– Он пытается убедить меня в том, что искать богиню в реке может только ненормальный, – сдала наследника Ликора.

– Если не хотите, можете не ехать, – пожала плечами я. – Мы не станем навязываться.

– Нет уж, – резко ответил Марк. – Это мой мир, моя земля, и я хочу знать, что тут происходит, Адолин вас побери!

– Тогда просто поверь нам, – предложила ему Ликора.

– Ликора, тебе я верю. А вот ребятам…

– Это ваше право. Я смотрю, у вас в семье все параноики. Добрина на вас нет, – я уже хотела обидеться на несправедливые оскорбления с утра пораньше.

– Маша, милая, ты чего шумишь? – к нам подошел Макс.

– Похоже, мы едем сами. Ребята не верят в то, что Джилина спит на дне реки.

– Не верят и не надо, – Максим бросил на наследника суровый взгляд.

– Я бы на вашем месте не обижал мироходцев. Они под божественной охраной, – возле костра стоял бог, нахмурившись и пристально разглядывая всех нас.

С ним мы знакомы не были, но в том, что это еще один бог – сомнений не было. Длинная мантия, расшитая серебряными звездами, золотистый обруч на голове, седые волосы и длинная борода, как у Хоттабыча. Кто же это? Неужели Бог Смерти пожаловал?

– Адолин, – представился бог, подтвердив мою догадку. – И, дорогие наследники, прошу не упоминать всуе мое имя без весомой причины. Я могу помочь разрешить ваши разногласия.

– Э-э-э, – вместо ответа произнес Марк, во все глаза рассматривая гостя. Диана же вцепилась в своего жениха и не могла пошевелиться. Ее глаза были полны ужаса.

– Очень приятно познакомиться, – я подошла к богу и протянула ему руку.

– И я рад, Мария. – Адолин улыбался.

– Максим, – мой напарник тоже подошел к богу и протянул руку.

– Так в чем суть спора? – поинтересовался бог, ответно пожав руку.

– Я уверена в том, что нашла одну из богинь. Я знаю, кто спит на дне реки.

– И кто же, дитя мое? – совершенно спокойно спросил Адолин, скрестив руки на груди.

– Джилина. Богиня Любви. В ее руке даже записка была…

– Неужели нашлась! – в его глазах появилась надежда. – Она не смогла справиться с тоской и болью и ушла вскоре после Николины… – бог вздохнул, вытащил из складок своего наряда сигару и закурил.

– Я почти уверена в этом, – тут же заверила его я и передала ему слова из записки.

– Она. Девочка моя. Ну, почему, почему ты бегаешь, неразумное создание, – пробормотал он.

Мы молчали лишь ошарашено переглядываясь.

– Не волнуйтесь, я поговорю с Доаной, мы найдем способ разбудить ее.

– Позовите меня. Это важно, – Адолин схватил меня за руку.

– Ваша сестра нужна этому миру… – вмешался Максим.

– Джилина мне не сестра, – тихо ответил бог.

– То есть? – не поняла я. – Добрин говорил, что…

– Все верно, – перебил меня он. – Добрин, Юзилин, Джилина и Николина действительно братья и сестры. И именно они управляли Арилейфом тысячи лет. Я же присоединился к ним около тысячи лет назад. Мой мир разрушился после падения метеорита, взорвался и распался на мириады осколков. Я скитался в поисках нового мира, нуждающегося в покровительстве. Но мне не повезло – свободных не было, многие не хотели принимать чужака. Но однажды я нашел Арилейф. Меня приняли в семью. Даже предложили стать Богом Смерти, чтобы помогать душам умершим при переходе в Мир Душ, чтобы жителям было к кому обратиться в трудные минуты… Так я и познакомился с Джилиной. Юной красавицей-хохотушкой, с романтической душой. С той, которая соединяет души и сердца других, но свои держит под замком. Неправы те, кто говорит, что у богов нет семей, что они не хотят любить и быть любимыми. Ибо если ты несчастлив, несчастливы все вокруг. Да, у нас много обязанностей, работы, подопечных, а наша родная «половинки» зачастую живет на другом конце Галактики… – Адолин замолчал. – Просто позовите. Это важно. Для нее. И для меня. Извините, мне пора. – Бог затушил сигару и растворился в воздухе.

Марк подскочил ко мне, схватил за грудки и прошипел:

– Что это было? И почему меня игнорирует этот так называемый бог?

– Пусти! – оттолкнула его так, что наследник пошатнулся, но сумел устоять на ногах. – Это настоящий бог. Вы, рудокопы, действительно идиоты! Диана, хоть ты скажи своему жениху!

– Что сказать? – девушка наивно похлопала глазками. – Я тоже не особо верила в них… – она развела руками. – Да и сейчас…

– За-ши-бись! – только и ответила я.

– Марк, Диана, мне кажется, что вы совсем не знаете мир, в котором родились и живете. Я за несколько дней увидел не только его красоты, но и немного рассмотрел суть. Ваш мир угасает, а вы ничего не видите и не делаете. Вас все равно, что происходит. И если завтра наступит кромешная тьма – вас это не удивит. Вы привыкли плыть по течению и ничего не делать! Всех все устраивает. Ну и прокисайте дальше! Существуйте себе, только не надо тогда вмешивать нас! Добрин прав: вы слишком эгоистичны, недоверчивы и тщеславны. И я не верю в ваши чувства. Любовь спасет мир, подарит ему надежду, но для этого нужно что-то делать, что менять, а не сидеть на месте и ждать. И начинать менять мир надо с себя! Любовь и Вера? Да черта с два! Пока ни один из жителей, которого я встречал, на это не способен! – Максим был зол.

– Много ты понимаешь, чужак! – Марк не на шутку разозлился и даже вытащил свой меч из ножен.

– Побольше твоего! Земля пережила многое, но только объединившись вместе можно что-то изменить!

– А ну тихо! – проревел Алир, заставив всех замереть на местах. – Нашли время для спора!

Мужчины резко замерли на местах, продолжая сверлить друг друга свирепыми взглядами.

– Марк, Максим прав, пора уже перестать ныть и ждать помощи извне. Вы способны сами навести порядок в своей империи, своем поселке, своем доме. Только для начала наведи порядок в голове. Сядь и подумай – что ты, конкретно ты, можешь сделать для своего народа! Или ты будешь, как и твой отец, чахнуть над драгоценными камнями и бояться, что у тебя все заберут в один прекрасный день?

– Нет, – сквозь зубы произнес Марк. – Я хочу, чтобы народ жил в достатке, не боялся выйти на улицу, доверял себе, создавал семьи, дружил с соседями…

– А что ты сделал для этого? – Алир продолжал сверлить наследника гневным взором.

– Я?.. Я создал свою шахту, в моем поселении в горах всегда весело, шумно. МЫ проводим совместные вечера, у нас даже на работу из Адальмории приезжают. Там тоже есть рудокопы, есть те, кого манят горы! Я всех принимаю!

– Так, уже неплохо. А хватит ли тебе сил на всю империю? Сможешь ли ты поддерживать и дальше дружеские отношения с соседями? Сможешь ли вернуть то, что было разрушено много веков назад?

– Я попробую. Я уверен, что все получится, пускай и не сразу. Такие дела за один день не решаются.

– Вот теперь я слышу трезвые мысли! Все. У тебя есть время подумать, а сейчас быстро завтракаем, и в путь! Нас ждут великие дела, друзья мои!

Мужчины еще немного посопели, но оружие спрятали.

Мы с Дианой быстро накрыли стол к завтраку, разложили по мискам кашу, достали хлеб, сыр и молоко.

Завтрак прошел молча – после случившего у каждого было, о чем подумать. Я же думала только о том, чтобы этот кошмар скорее закончился. Я устала от этих проблем. Я хочу домой, пусть там тоже не все стабильно, пусть там, не всегда все гладко и замечательно. Но дома, в родном мире, в родной Украине – прекрасно. Там все родное и понятное. Там своя неповторимая атмосфера, волшебный воздух, теплое и ласковое море, высокие горы, которые дают мне силы и энергию жить дальше. И все это не заменит ни один мир, каким бы удивительным он не казался изначально! В гостях хорошо, а дома лучше!

С таким настроением я и покидала полянку, на которой нам пришлось провести несколько дней. Рудольф, также устав топтаться на одном месте, бодро шагал вперед. Мы свернули на узкую лесную тропинку, шли цепочкой: впереди керни, следом Марк, Диана, я и Максим. По словам Ликоры до реки оставалось чуть больше суток пути.

 

Глава 7.

Оставшийся путь до реки прошел без особых приключений. Наверное, это был наиболее спокойный участок нашего маршрута.

На дневной стоянке Марк подошел ко мне и извинился за свою вспыльчивость. Я простила и попросила придержать эмоции. Сейчас они нам не нужны. В наших руках судьба целого мира, а в руках Марка – дальнейшее благополучие его народа, создавать которое придется годами. Он не спорил, лишь выразил надежду, что мы поможем с переговорами, раз уж сами боги, покровители мира, обратились за помощью к иномирянам, то и правители должны принять ее. Что ж, вполне разумные доводы.

Ночью снова шел дождь. Он принес желаемую свежесть, прогоняя духоту знойного дня.

К реке мы добрались к вечеру следующего дня. Здесь берег был холмистый, песок же почти черного, вулканического, цвета и очень мелкий. Я даже сначала не поверила своим глазам. Спрыгнула со спины Рудольфа и прошлась по необычному побережью. Но это оказалось не иллюзией и не обманом зрения.

– Ликора, – обратилась я к керни, которая бежала за мной. – А почему здесь такой черный песок? – Я села на берег, перебирая песчинки.

– Здесь недалеко были шахты по переработке черной руды, а песок, как остатки производства, свозили сюда. Так что это искусственно созданный берег.

– Теперь ясно. Ну и горячий же он!

– Конечно, он здорово раскаляется днем, – фыркнула Ликора. – Идем лучше к лесу. Вечером покупаешься.

Вода в реке была такая же лазурная. Поверхность гладкая, как зеркало. Ни малейшей волны, ни шелеста. Удивительно.

Я вернулась к месту, где уже ребята разбили стоянку.

– Мария, остатки храма в часе ходьбы отсюда, на единорогах в два раза меньше. Но поскольку там пустырь уже длительное время, то мы останемся тут. Это разумнее, – подошла ко мне Диана.

– Хорошо, – кивнула я. Мне было уже все равно где будет стоянка. Я так разволновалась в связи с тем, что сегодня ночью мне снова придется опуститься на дно реки, увидеться с кики, что думать о чем-то еще мне совершенного не хотелось.

– Ты как, солнышко? – Максим крепко обнял меня со спины и поцеловал в висок.

– Плохо, – призналась я. – Мне страшно. И холодно. Меня всю передергивает. Я не знаю, чем все закончится и чего еще ожидать, что просто хочется лечь, закрыть глаза и проснуться дома. Пусть все это окажется дурацким сном.

– Девочка моя, – Макс лишь сильнее прижал меня к себе. – Я с тобой. Хочешь, пойдем вместе к твоим кики?

– Ну уж нет. Они слишком любят молодых мужчин, еще поддашься их чарам…

Максим рассмеялся.

– Глупенькая, их чары не смогу завладеть моей душой и сердцем, потому что они принадлежат тебе.

– Правда? – глупо спросила я и, повернувшись, заглянула ему в глаза, чтобы раствориться в них, чтобы утонуть в омуте карих глаз, полных любви и нежности.

Я не выдержала повисшего напряжения и поцеловала его. Он тут же ответил, лишь убеждая в том, что наши чувства взаимны, искренни и полны сумасшествия.

Деликатное покашливание вырвало нас из нирваны нежности и любви.

– Обед готов, голубки, – с ухмылкой произнес Марк.

– Уже идем, – ответил Максим прерывая поцелуй и обнимая меня за талию.

За обедом разговорились об устоях Арилейфа. Ребята вспоминали легенды и традиции. Диана с Марком неплохо разбирались в истории. Уверенно называли имена прежних правителей. Они рассказали, что прежде, до того, как рухнул Храм, никто никогда не задумывался над происхождением своего соседа, друга, коллеги.

– Не было разницы – кто ты, из какого сословия и из какого государства. Все было вроде как общим, хотя различия, естественно, были. На севере всегда было зеленее, тут больше плодородных земель. На ежегодный праздник сбора урожая съезжались со всех уголков этого небольшого острова. А вот горы всегда вызывали трепет и страх. Только самые отважные селились в предгорных областях. Только самые смелые шли работать в горы, на шахтах. И не сколько сами горы были опасны, сколько межгалактический портал, через который в Арилейф попадали самые разные гости со всех уголков Вселенной. И не все, к сожалению, приходили с миром. Последние столкновения как раз произошли накануне падения Храма. И одна из версий говорит о том, что Боромар тогда сбежал именно с иномирянкой. Поэтому портал закрыли, поэтому стали бояться иномирян. Пошли слухи, что однажды все может закончиться войной межпланетарного масштаба. И оказались не так уж и не правы. После падения божественного Храма действительно началась война. Внутренняя. Междоусобная. Это страшные страницы нашей истории. Брат на брата. Друг на друга. Два государства тогда впервые четко обозначили границы. Стали бороться и за другие земли. Много столетий шла эта война, бессмысленная по сути, жестокая. Река стала своеобразной границей. Два берега. Две империи. Одна без другой не сможет выжить, ведь на юге тогда погибнут с голода, а на севере не будет камня для строительства домов. Не будет драгоценного камня для украшений и торговли. Не будет из чего производить лекарства… – Марк замолчал.

– Неужели за пять столетий никто не смог это остановить? – не мог поверить Максим. Я тоже не понимала этого.

– Почему же? Были годы перемирия, были периоды, когда казалось, что все наладилось. Но недовольные всегда находились. Митинги, протесты, и снова все по кругу… Вот тогда и решили, что это боги разгневались на нас и покинули этот мир. Иного объяснения не нашлось. И если в Адальмории удалось создать свод правил и законов, установить мир, расставить охрану, убедить жителей в необходимости соблюдать все эти правила, слушаться императора и гостеприимно относится ко всем гостям, то в Элгории наоборот царит бесправие и эгоизм. Каждый сам за себя. Там бесполезно ждать помощи даже от родных. Все подсознательно ждут предательств, обмана. Да, императорам удалось прекратить бессмысленное кровопролитие, но доверия нет, нет договоренностей, нет дипломатии и даже торговые отношения по сей день на грани краха…

– Это заметно, – кивнула я. – И именно это очень поразило нас, едва мы ступили на земли Арилейфа.

– Мы надеемся, что нам удастся вернуть и Элгории доверие и порядок, убрать страхи у местных, сделать их жизнь лучше и ярче.

– У вас все получится, – уверенно произнесла и накрыла руку Марка своей. Он вздрогнул, но потом с нежностью посмотрел на меня и хрипло ответил:

– Спасибо.

Сумерки опустились на лес. Время шло к полуночи, вышел месяц и ярко сиял, оставляя на поверхности реки красивую дорожку.

Я все сильнее нервничала и не могла найти себе место – сидела на пляже и пересыпала песок, пропуская его сквозь пальцы.

Ребята разожгли большой костер. Было принято единогласное решение – этой ночью никто не ложится спать. Керни убежали к руинам Храма, как высказалась Ликора, на разведку. Я не стала выпытывать подробности, но мне снова показалось, что эти хитрые звери знают больше, чем показывают нам.

Не знаю как, но я ощутила приближение часа «ИКС». Я почувствовала вибрацию, краем глаза заметила, как расступаются воды, образуя небольшой пологий спуск. Ребята стояли разинув рты. Из воды вышла Доана. Сама королева кики, в облегающем изумрудном платье до пола, вышла к нам на берег. Ее голову венчала белоснежная корона.

– Приветствую вас, путники! – ее голос звучал словно журчание воды.

– Добрый вечер, Доана! Мы пришли за ней, за той, чей сон вы так старательно охранили все эти годы.

– Я ждала вас, – сухо ответила она. – Адолин! Ты с нами? – позвала королева бога, чем вызвала у всех удивленный возглас. Она одарила нас насмешливым взглядом и протянула мне руку:

– Идем, дитя мое. Адолин уже на месте.

Я растерянно посмотрела на друзей, затем на королеву:

– Но как?

– У богов свои способы перемещения, – только и ответила она. – Нужно спешить, у нас мало времени. Ждите нас на рассвете, – последнюю фразу она сказала ребятам. Затем крепко сжала мою руку и повела в реку. Едва мы вошли в воду, как она вновь окружила нас со всех сторон.

Карета, запряженная морскими коньками, уже ждала нас.

– В этот раз мы почти возле грота. Ничего не бойся. Все идет по плану, – прошептала она, помогая устроиться на мягких диванах подводной кареты.

Мы резко тронулись и понеслись по речному дну.

Грот возвышался перед нами величественной скалой. У входа стояла знакомая фигура Бога Смерти. Он был в длинном белом балахоне с капюшоном, накинутым на голову.

– Приветствую тебя, Доана! – Бог повернулся и кивнул королеве. – Сударыня Мария, – кивок в мою сторону.

– Добро пожаловать в Подводное королевство, Адолин, – королева слегка поклонилась.

– Она там? – бог указал рукой на грот.

– Сейчас сам все увидишь, – пожала плечами девушка. – Мария идем за мной. Адолин, вы следуете за нами.

Королева вошла в грот первой, я молча шла за ней. Волнение усиливалось с каждым мгновением, мыслей было так много, что голова раскалывалась.

Грот, стены которого обвивали морские водоросли и моллюски, вскоре вывел нас к месту, где спала девушка.

– Джилина! – дрожащим голосом произнес Бог Смерти и во мгновение ока очутился рядом с усыпальницей.

Мы с Доаной переглянулись, она мягко улыбнулась, молча взяла меня за руку и подвела к Адолину.

Я совершенно не представляла, что мне делать и как вести себя в этой щекотливой ситуации. Я растерянно смотрела на усыпальницу, в которой спала прекрасная девушка.

Адолин взял ее руку, нежно коснулся губами и прошептал:

– Наконец, я нашел тебя, свет моей жизни. Просыпайся, нам пора… Нас ждут…

Ничего не изменилось. Адолин шептал девушке признания, но ни один мускул на ее лице не дрогнул. Веки были плотно сжаты, и только грудь приподнималась время от времени, в такт дыханию. Богиня спала. Спала и даже не догадывалась, как все изменилось в ее мире с ее исчезновением.

– Джилина, милая. Твоя помощь необходима Арилейфу. Жители жаждут настоящих чувств, все увядает, слышишь меня? И я … Я тоже… Больше других. Моя жизнь опустела без тебя, девочка. Говорят, богам неведомы чувства… Это не так… Моя душа давно принадлежит тебе, милая. Ты – мой свет, моя муза, мое счастье… – я заметила, как по его мужественной щеке скатилась слеза. Осторожно положила на его плечо руку и прошептала:

– Поцелуй ее…

– Но как… как можно, она спит… – шепнул он в ответ.

– Она все слышит и чувствует, – тихо ответила я. – Если твои слова искренни, то поцелуй ее…

Бог повернулся в мою сторону и посмотрел прямо в глаза. С недоверием. С непониманием. Я лишь плечами пожала. Он перевел взгляд на Доану, она теребила подол своего наряда, тоже в ожидании более решительных действий:

– Говорят, поцелуй любимого способен сотворить чудо. Это обмен энергией. Отдай ей часть себя, если ты действительно ее любишь…

Адолин лишь едва заметно кивнул, снова повернулся к богине, провел ладонью по ее щеке, затем нагнулся и легонько коснулся ее губ.

Раздался глубокий вдох. Богиня приоткрыла глаза.

– Где я?

– Любимая! – выкрикнул Адолин, крепко обнимая спящую красавицу, целую ее снова и снова.

– Адолин? – девушка сделала глубокий вдох, открыла глаза и присела, Бог помог ей устроиться на подушках с комфортом. – Как ты нашел меня?

– Я, Джи, я… Сколько лет… Сколько лет, – шептал он. – Зачем ты сделала это, глупышка? – он гладил ее по волосам.

– Как ты нашел меня? – снова спросила богиня. – И кто эти девушки? Я ничего не помню… – она сокрушенно вздохнула и схватилась руками за голову, массажируя виски.

А Доана уже держала в руке непонятно откуда взявшийся напиток розового цвета в высоком хрустальном бокале.

– Дорогая, позволь я расскажу, – вмешалась в разговор Доана, протягивая девушке бокал. – Это настойка из моих кораллов. Традиционный напиток кики. Я – их королева, и все эти столетия ты жила в моем королевстве. Мои девочки хорошо ухаживали за тобой. Пей! Настойка восстановит кровообращение, память и вернет силы.

– Благодарю, – ответила богиня, осушая бокал.

Девушка заметно приободрилась, расправила длинные роскошные волосы и с любовью и нежностью посмотрела на Адолина. Бог Смерти крепко сжимал ее руку. Он был очень бледен. И, кажется, все еще не верил своему счастью. Доана стала быстро рассказывать, что произошло в тот злосчастный день, поведала, что богиню спрятали в этой усыпальнице и постоянно следили за ее состоянием, даже вводили специальные препараты, чтобы девушка не ушла за грань, чтобы дождалась своего спасения, как и просила в своей записке.

Я стояла как вкопанная и не переставала удивляться – как легко и просто они общались между собой, не было недоверия, не было паники в глазах Джилины. Словно и не спала она вовсе столько лет, словно давно и хорошо знала присутствующих.

– А кто эта девушка? – Джилина указала на меня и внимательно стала рассматривать. Мне даже неловко стало, и я попыталась спрятаться за спиной Доаны.

– Это Мария. Она с Земли, – просто ответила королева кики.

– С Земли? – нахмурилась Джилина. – Порталы снова работают?

– Сработал впервые за полтысячелетия, впервые с тех самых событий, – сухо ответил Адолин.

– Как интересно, – покачала она головой. – И как вам здесь?

– Арилейф – очень красивый мир, но я хочу домой, – честно ответила я. – Я рада, что мы смогли разыскать вас, Джилина. Это одно из условий, которое поставил нам Добрин. Осталось найти Николину и восстановить Храм. Ваш брат уверен, что это поможет вернуть в Арилейф мир и целостность…

– Так и есть. Раскол не довел до добра… Знаете, а я знаю, как вам помочь. Я знаю, что нужно, чтобы Храм восстановился…

– Знаете? – ахнула я.

– Конечно! – богиня аж засияла.

– Но ведь вы – Богиня Любви, а Храм – Богини Путешествий… – не понимала я.

– Статус и название Храма – весьма условные. Путешествия – это всего лишь возможность узнать что-то новое. Но все, абсолютно все в этом мире, да и не только в нем, держится на другом фундаменте. И фундамент этот – любовь!

– Что? – не поверила я.

– Дитя мое, любовь – это самый главный фундамент, начало начал, любовь – весьма обширное понятие. Это не только чувства между мужчиной и женщиной. Это принятие мира, себя, окружающих. Любовь к природе, своему миру, дому, родным и друзьям. И именно на этом фундаменте все держится. И именно об этом забыл Боромар, сбегая с собственной свадьбы в другой мир с эльфийкой. Рухнуло доверие, разрушилась любовь. И рухнули стены Храма – это рухнул фундамент Арилейфа. Раскололся мир…

– Ничего себе, – только и смогла сказать я. – А где сейчас Боромар? И кто был его невестой, коль все так разрушилось? У нас сотни тысяч браков разрушаются, есть предательство, есть фиктивные браки, но к войне приводит больше жадность, алчность, высокомерие и жажда управлять миром…

– Где он и что с ним – я достоверно не знаю. По одной из версий он так и не нашел счастья и всю оставшуюся жизнь прожил в одиночестве. Его невеста была сильная магиня огня из Адальмории. Она погибла, не выдержав предательства. Тогда это был очень сильный род. И если остались еще потомки того рода, то у Храма больше шансов на скорейшее возрождение.

– То есть, Боромар из Элгории, стало быть, рудокоп, его невеста из Адальмории – фермер. Он – наследник императора, она – маг-огневик.

– Да, – кивнула Джилина. – Но сейчас нет таких пар… Не дружат между собой две империи, – богиня вздохнула.

– Ошибаешься! – воскликнула я. – Есть такая пара! Они на берегу реки. Два наследника. Они любят друг друга и мечтают быть вместе!

– Правда? – Богиня аж в ладоши захлопала. – Скорее к ним! У нас есть, точнее, у них есть шанс все вернуть на свои места!

– Так просто? – удивилась я.

– Все, что кажется сложным на первый взгляд, обычно легче простого. И решение лежит на поверхности. Главное – его увидеть. Понять. И использовать!

– Доана, ты с нами? – Адолин, который молча за всем наблюдал повернулся к королеве.

– Я останусь. Тот, кому уже давно отдано мое сердце, не замечает меня… Я останусь. Мой дом здесь.

– Доана, милая, у тебя все будет хорошо. – Богиня неожиданно подскочила и крепко обняла королеву. – Я знаю этого негодника. Будь уверена, скоро все измениться, – прошептала она ей на ушко.

– Спасибо тебе, Джи.

– Тебе спасибо за все! – богиня неожиданно рассмеялась. – Твои владения удивительно красивы!

– Идите же! Скоро рассвет! – громко произнесла Доана.

– И правда, надо спешить, – поторопил нас Адолин.

И мы отправились в путь, миновали коридоры грота, выбрались на живописное дно, забрались в карету, и тройка морских коньков помчала нас прочь от этого места, к берегу, где нас дожидались друзья.

Доана осталась стоять и только махала нам вслед рукой.

***

Карета вывезла нас просто на берег – речные воды расступились, открывая нам путь. Нас ждали. Макс нетерпеливо ходил взад-вперед, то и дело бросая быстрые взгляды на реку. Увидев нас, он замер и смотрел на наше эффектное появление с недоверием, не веря своим глазам. Марк и Диана стояли в обнимку, в их глазах читалась тревога. Керни же совершенно вольготно развалились на черном песке, практически сливаясь с ним по цвету. Казалось, что им все давно известно, настолько безразличными были их морды.

– Максим! – крикнула я, выскакивая из кареты, бросилась к нему со всех ног, оказавшись по колено в воде.

– Машка! – тут же ожил он, бросаясь навстречу. – Машка! Живая! – Он подхватил меня, кружа и целуя.

– Макс! – выдохнула я, обхватывая его крепче за шею. – Мы нашли ее, нашли Джилину!

– Правда? – удивился он.

– Да, идем скорее!

Он вынес меня на берег и осторожно поставил на ноги. Адолин и Джилина уже стояли на берегу. Бог Смерти прижимал девушку к себе, обняв за талию.

– Максим. – Макс первым протянул руку Богине.

– Джилина, – улыбнулась девушка. – Вы наследник?

– Нет, – усмехнулся мой напарник, – я, как и Маша, с Земли.

– А, понятно. Я рада, что Арилейф снова могут посещать иномиряне.

– Мы наследники! – хором воскликнули Марк и Диана, все еще не решаясь приблизиться к богам.

– Так идите скорее сюда! – махнула рукой Джи. – Не бойтесь! Мы не причиним вам вреда, дети Арилейфа.

Ребята подошли ближе. А Джилина, вырвавшись из объятий Бога Смерти, подошла к ним почти вплотную.

– Вы осознаете, что стоите на пороге глобальных перемен? Что теперь весь Арилейф, вся его дальнейшая судьба и жизнь всех живых существ, в ваших руках?

– Да, – уверенно кивнул Марк.

– Да, – поддержала его Диана.

– Тогда идите за мной. Пора восстановить Храм! Эй, живность, хватит притворяться камнями, идите следом. Твоя помощь, Ликора, мне понадобиться, – имя керни богиня произнесла с нажимом, словно, была не уверена в нем. Или мне показалось?

– А можно и нам с вами? – осторожно спросила я.

– Нужно. Ваша помощь очень важна для всех нас. Кстати, Марк, Диана, ваши отцы о ваших чувствах знают?

– Нет. Мы ехали им сказать, – начал Марк, но Джилина остановила его.

– Успеем сказать. Хороший будет сюрприз! – она весело рассмеялась.

Джилина и Адолин шли первыми довольно быстрым шагом, затем мы с Максом и Марк с Дианой на единорогах, которые радостно шагали, радуясь возможности размять ноги. Керни замыкали нашу необычную процессию.

Уже совсем рассвело, фиолетовое небо озарилось солнечным светом, щебетали птички. И воздух наполнился ароматом утренней росы и цветов. Мне вдруг стало так легко, захотелось петь, летать, парить. Неужели сейчас все закончиться?

Я погрузилась в свои мысли и не заметила, как мы пришли.

Огромная круглая площадь, окруженная высокими соснами. Разрушенные колонны, столбы, полуразрушенная арка – все это напоминало о том, что когда-то здесь было строение.

– Ну, вот мы и пришли, – произнесла Богиня Любви.

– Так-так. А мне вообще кто-то собирался сообщить? – Добрин появился как всегда неожиданно и теперь стоял, подпирая собой одну из колонн.

– Братик! Привет! – Джилина радостно захлопала в ладоши и сделала шаг к нему.

– И тебе привет, беглянка! – Добрин искренне улыбнулся и уже через мгновение сжимал сестру в объятиях. – Ну и натворила ты дел, дорогая. Исчезла, напугала всех нас! Да мы места себе не находили! Я же весь мир облазил, все обошел… И другие миры перевернул… Где ты была?

– В подводном королевстве, – сдал девушку Адолин.

– Ты была у Доаны? А почему она ни разу не обмолвилась о тебе?

– Потому что это нарушало часть договора и ее просьбу, – на площади появилась королева кики.

– Да, я предусмотрела и это, – спокойно ответила Джилина.

– За что мне все это! – прокричал Добрин вверх и даже руки поднял. – Женщины, вы всегда меня удивляете. Как у вас это получается?

Мы с девушками переглянулись и дружно рассмеялись.

– Так, все, шутки в сторону, – спустя минуту Богиня Любви приняла серьезный вид. – Юзилин! – позвала она. И еще один бог появился на площади.

– Всех собрала? – недоверчиво посмотрел на сестру Верховный Бог. – Что ты задумала, родная моя?

– Мы восстановим Храм, – спокойно ответила Джилина.

– Как? Без Николины это невозможно!

– Ошибаешься. Ее помощь в этом вопросе посредственна. Нам нужны пары. Их у нас более чем достаточно. Нужно минимум три. Три пары, связанных Истинными Чувствами, – продолжала объяснять Джилина.

– Я и забыл, что ты видишь предназначенных, – грустно вздохнул Добрин. – Скажи мне, ведь по этой причине пал тогда Храм? Боромар сбежал не с той?

– Да, – тихо ответила богиня. – Он сделал неправильный выбор, поддался порыву, чарам той незнакомки из другого мира. Эти стены не терпят обмана и предательства. Наши чувства способны разрушить и воскресить нас самих и все вокруг. Но особенное влияние имеют чувства тех, кто стоит во главе всего мира. Их чувства влияют на все вокруг. Поэтому важно, чтобы их помыслы, чувства, намерения и действия не приносили вреда никому, чтобы они были справедливыми, честными и умеющими любить…

Богиня замолчала, но тут же раздались аплодисменты. Это был Марк. Его поддержала Диана, затем Макс, я, и вот уже боги дружно аплодировали своей сестре, которая только что открыла всем простую истину. Истину, на которой держится, по сути, вся Вселенная.

– Перейдем к делу, – девушка подошла к разрушенной арке и провела по ней рукой. И тут же произошло чудо – арка сама собой стала восстанавливаться – камень за камнем выстроились в ряд. Я не верила своим глазам. Арка из белого камня за несколько секунд образовалась сама по себе. Чудо да и только.

Длинное белое платье богини развевалось от малейшего дуновения ветра. Золотистый обруч на голове переливался, преломляя солнечный свет. Могло показаться, что она вся сияет. – Адолин, подойди ко мне, если ты не передумал, конечно.

– Я никогда не передумаю, – твердо ответил Бог Смерти и во мгновение ока оказался рядом с ней.

Богиня Любви и Бог Смерти встали по арку напротив друг друга и взялись за руки.

– Просто повторяй за мной, – попросила Джилина.

Адолин кивнул. Мы встали напротив пары, наблюдая за священным обрядом. Керни устроились у меня в ногах. Добрин обнимал Доану, Марк не выпускал из обхвата рук Диану. Чуть поодаль, под высокими соснами, стояли единороги и тоже не сводили глаз с двух богов, решивших соединить свои души и сердца перед лицом всего Арилейфа.

Отныне и навеки веков мы будем идти вместе… – начала Богиня Любви.

Отныне и навеки веков мы будем идти вместе… – повторил Адолин.

В печали и радости, в богатстве и бедности, – продолжила она, Бог Смерти исправно повторял. Они оба волновались, голос дрожал, на лбу выступили капельки пота от волнения и напряжения. Я и сама волновалась, сердце стучало в груди, Макс сжимал мою руку. Я чувствовала его поддержку, я знала, что он тоже сейчас с замиранием сердца наблюдает за божественной парой – такого не было никогда прежде. Разве что, давным-давно в Древней Греции, на Олимпе точно также боги признавались друг другу в любви и верности, но достоверно так ли это никому неизвестно.

– …По одной дороге. Рука об руку…

– …Клянусь защищать и оберегать,

– …Поддерживать всегда и во всем…

– … Быть рядом в бурю и непогоду…

– … Быть рядом в штиль…

– …Ты – моя любовь, ты – мой свет и тьма, ты – часть моей души…

– … И будет так навеки веков, ибо наше время – Вечность… Аминь…

Едва прозвучала последняя фраза из уст Адолина, как из арки на их головы полетели золотистые бабочки, окутывая их руки, зазвенела мелодия, словно перезвон колокольчиков. Мы завороженно наблюдали за завершением обряда. На правых запястьях молодоженов появились золотые татуировки – каике именно я пока рассмотреть не могла.

– Вечность – ваша! – произнес Добрин, делая шаг вперед. – Пусть не угаснут ваши чувства, пусть пронесутся они сквозь все времена и эпохи!

– Любви вам! Счастья! – поддержал Максим.

Молодые, казалось, нас не слышали, они целовались, страстно, желанно, а золотые бабочки продолжали кружить над их головами, осыпая пыльцой, словно благословляли, подтверждали, что выбор действительно верный.

Через несколько минут все закончилось. Влюбленные стояли, держась за руки, тяжело дыша и счастливо улыбаясь.

– Ну, сестренка, удивила, – Добрин первым подошел к паре и обнял их. – Адолин, – честно, не мог даже подумать о твоих чувствах. Вселенная все-таки удивительна. Ее пути непостижимы даже для богов…

– Спасибо, братик! – Джилина радостно воскликнула. – Скоро все наладиться!

– Конечно, наладиться. Богиня Любви – счастлива, и счастливы все вокруг, – это Юзилин подошел к семейству и тоже обнял ребят. Доана тоже оказалась рядом и от всего речного королевства выразила паре искреннее пожелание любви и взаимности.

Следом подбежали керни, склонили головы и тоже поздравили. Подошли и мы с Максимом, от всей души пожелав молодым счастья. Последними молодых поздравляли наследники Арилейфа.

Руины не восстановились по волшебству, стены не выросли. Но арка продолжала стоять, словно ожидая следующую пару.

Мне даже грустно стало. Только все наладилось, начало собираться воедино то, что разбилось и раскололось много лет назад. Неужели сейчас все закончиться, и мы вернемся домой?

Я отошла в сторону, где пасся на зеленой лужайке Рудольф. Я потрепала его по холке.

– Любовь действительно волшебна, – единорог лишь заурчал в ответ.

– Маша, что случилось? – ко мне подошел Максим и крепко обнял. – Ты в порядке?

– Не знаю, – честно ответила я. – Мне вдруг стало грустно.

– Но почему?

– Скоро придется покинуть этот мир…

– Но ты же хотела домой!

– Хотела, – вздохнула я.

– И что изменилось?

– Не знаю, не могу уловить… Как-то неожиданно грустно будет расставаться со всеми. Я успела к ним привязаться за эти несколько дней.

– Понимаю, – Максим лишь крепче обнял меня и поцеловал в лоб. – Все будет хорошо. И вообще, мы еще Николину не нашли, и с императорами не познакомились. Да и к порталу возвращаться придется. Он ведь в Западных горах остался. Так что, еще немного побудем здесь. Идем же. Обряды продолжаются.

Я вздохнула. Максим был прав. Но легче от этого не становилось.

– Идем.

***

Между тем под аркой уже стояли наследники. В своих ездовых костюмах сейчас они выглядели торжественно. Их лица сияли. Я уверена, они были счастливы, что сами боги вершат их судьбу, и отцы не смогут повлиять на это решение. Я прониклась серьезностью момента – от этой пары действительно зависит слишком многое.

– Стоп! Стоп! – над площадью раздались требовательные возгласы. Мы все как один обернулись и посмотрели на нарушителя, соскочившего с белоснежного единорога. Худощавый светловолосый мужчина, довольно высокого роста, одетый в синий дорожный костюм стремительно пересек площадь.

– Отец? – удивилась Диана.

– Вы что это придумали? – к ребятам подбежал Император Адальмории – Эрмир.

– Папа, нас благословила сама Богиня Любви! – уверенно ответила Диана. – Я люблю Марка. Я хочу быть с ним. Мы ехали к тебе, но по дороге кое-что случилось, и мы свернули… – сбивчиво стала объяснять девушка.

– То, что вы ехали, свернули и не доехали, я в курсе. Разведка донесла. И про иномирян тоже. Только вот про богов я ничего не знал…

– Позвольте мне все объяснить, – Добрин выступил вперед. – Эрмир, для всех нас большая честь лично познакомиться с вами. Я – Верховный Бог Арилейфа – Добрин. Мои сестры, братья и помощники, – он повел рукой поочередно представив всех, включая Доану, королеву кики. Затем назвал керни. Больше для проформы, ведь они и так служили императору.

– Ну ничего себе! – воскликнул император. – Не так я себе представлял этот момент. Совсем не так. Диана, ты умеешь удивлять!

– Да, все иногда происходит иначе, чем ожидаешь. И даже хорошо, что вы с нами. Ваше согласие имеет большое значение, – вмешалась в разговор Джилина.

– Я… Я согласен. Я ждал этого дня… Я готовился… Но сейчас, вы не поверите, я даже слов не могу подобрать… Дети мои, просто будьте счастливы!

– Серьезно? Папа? И то, что Марк – сын Витмарра тебя не пугает? И то, что я стану теперь императрицей Элгории тоже?

– Это должно Витмарра пугать то, что ты – моя дочь, – усмехнулся император, – теперь на землях Арилейфа все будет по-другому! И его угрюмость больше не будет пугать гостей. Этот мир давно заслуживает любви. Так подарите свою любовь этому миру!

– Ур-р-ра! – закричали ребята и даже поцеловались.

– Ну, что ж, тогда начинаем обряд! – выступила вперед Джилина.

И все повторилось. Только теперь говорила Богиня, а ребята повторяли клятвы. На их головы также полетели золотые бабочки. Эрмир украдкой вытирал слезы.

Что-то менялось в сознании каждого. Мне так показалось, я хотела в это верить.

Глава 8.

Руины так и остались руинами. Волшебства, которое я в глубине души хотела увидеть, не произошло и на этот раз.

Но, наверное, это и правильно: восстановившийся Храм сам по себе из обломков камней – слишком просто получается. Во всем нужно усердие, а в это строительство нужно еще и частичку души вложить.

Наследников поздравляли, обнимали и боги, наверное, радовались больше нас: ведь у них вновь появилась надежда, что вверенный им мир снова расцветет. Оказывается, не все в их руках. Не над всем они властны. Поступки людей способны разрушить, даже то, что создано высшими силами.

Диана схватила меня за руку.

– Идем, я хочу вас познакомить.

– Папа! Это Мария, она с Земли. И благодаря ей и Максиму, ее другу, мы нашли богиню! А еще они верят в наш мир…

– Сударыня, рад знакомству! Для меня будет честью принимать вас в моем дворце! – Эрмир крепко пожал мою руку.

– Спасибо, с удовольствием, – кивнула я.

– Папа, как там все? Как брат с сестрой? Мама? – Диана заметно нервничала.

– У них все хорошо, родная. Мама за тебя очень переживает. Последние дни места себе не находит. Едьте домой, успокойте ее. А потом уже в Элгорию, к Витмарру, направитесь, позовете и его на коронацию. Это будет большой праздник. Поверь мне. Ты смелая и сильная, дочка. Я никогда не думал, что именно ты встанешь во главе империи. Готовил к этому Арнору, она же старшая…

– Арнора отлично справится с этой ролью в Адальмории.

– Да, но свою любовь она еще не встретила, а значит императором пока остаюсь я.

– Ты справедливый правитель, папа!

– Спасибо, дочка.

Они обнялись, а я отошла в сторонку, чтобы не мешать семейной идиллии.

Меня нашла Джилина.

– Мария, обряд восстановления Храма будет неполным без вашего участия. Скажи мне, ты уверена в своем выборе? В своих чувствах? Вы с Максимом из другого мира. Я вижу нас вас благословление Добрина, вижу линии ваших судеб, но не так четко, как судьбы тех, кто проживает в Арилейфе. Этот обряд связывает навечно. И вы снова и снова будете встречаться в последующих жизнях, в разных мирах и галактиках…

Я задумалась. С одной стороны, было страшно осознать факт того, что мы будем теперь навсегда вместе. Это оказалось сложнее, чем я себе представляла. Одно дело книги и фильмы, даже мои мечты. Другое дело – реальность.

– Я не тороплю тебя. У тебя есть еще немного времени. Можешь поговорить с Максимом. Ваше решение важно. Если вы не уверены, обряд не состоится…

– И все снова рухнет? – осторожно спросила я.

– Нет, вы не принадлежите этому миру, поэтому и разрушить его не сможете. Но зато можете укрепить. Именно в этом ваша миссия. Именно поэтому вы здесь. Я верю в вас.

– Хорошо, – кивнула я. Богиня лишь улыбнулась и упорхнула к своим родственникам.

Максима я нашла под раскидистым деревом. Он общался с единорогами, подкармливал их сухариками и заметно нервничал.

– Макс, – окликнула его.

– Да, милая?

– Джилина попросила нас подготовиться к обряду. Ты готов к нему?

– Маша, – хрипло выдохнул он и крепко прижал к груди. – Все настолько быстро закрутилось… Все происходит как в кино, мелькают кадры, локации, моменты…

– Ты… – я оттолкнула его. – Я так и знала… Не трогай меня! – я уже развернулась, чтобы идти прочь….

– Да погоди! – Максим ловко остановил меня и снова прижал к себе. – Ты не дослушала, солнышко. Я никогда не был так счастлив, я никогда не испытывал ничего подобного! Я рядом с тобой живу, только с тобой я – настоящий. Ты изменила меня! Помнишь, как ты ругалась на меня из-за смартфона, фотоаппарата? Все эти дни я не вспоминаю о них. У меня есть ты. Есть реальная жизнь. И все, что там, в виртуальной реальности, значения не имеет. Ты – мой свет. Ты – моя жизнь. Ты – моя Вселенная… Я люблю тебя, слышишь?

По моим щекам текли слезы. В груди щемило. Я не могла ничего ответить от волнения и переполняющих меня эмоций.

– Я тебя очень люблю, – снова повторил он, вытирая слезы и целуя так нежно и трепетно, что казалось, земля уходит из-под ног.

– Я тоже тебя люблю, – прошептала ему, когда он отстранился.

– Ну, что? Вместе и навсегда? – с улыбкой спросил он.

– Да.

Мы подошли к Джилине, крепко держась за руки.

– Я верила в вас, ребята!

И вот под аркой уже стоим мы, держась за руки. Растрепанные, уставшие от долгой дороги, в джинсах и футболках… Счастливые и влюбленные. И все эти мелочи казались несущественными, ведь чувства, переполняющие нас, гораздо весомее и важнее самого дорогого платья или костюма.

Мы повторяли клятву верности, давая обещание друг другу перед лицом всех богов и императоров Арилейфа быть вместе и любить друг друга вечно.

– Ваше время – Вечность! – произнесла Джилина.

И тут же нас окружили золотые бабочки, окутывая наши руки, оставляя на запястьях татуировки – две бабочки, порхающие над раскрытым цветком.

– Бабочки – это две души, цветок – жизнь. Берегите друг друга. И пройдите дорогу жизни вместе, – пояснила значение тату Богиня Любви.

Мы поцеловались под улюлюкания толпы. А потом были обнимания, поздравления. Керни, которые весь обряд не сводили с нас глаз, подошли первые:

– Ребята, счастья вам! – дружно произнесли они.

***

Стало смеркаться. Было принято решение отправляться назад в лагерь.

Добрин шел впереди, рядом с Доаной, тихо беседуя с ней. Девушка сияла рядом с богом. Неужели он и есть ее возлюбленный? Чудно в этом мире все устроено. Но я искренне желала и им обрести счастье.

Юзилина окружили керни и отчаянно ему что-то объясняли, постоянно озираясь сторонам.

Марк и Диана попрощались и уехали вместе с отцом во дворец – готовить торжественный пир по случаю бракосочетания.

Мы же пообещали завтра отправиться в путь. До дворца императора оставалось ехать пару дней. Джилина с Адолином просто исчезли с полянки никому ничего не сказав.

Уже после ужина, забравшись в палатку, я прижалась к мужу:

– Макс, а ведь теперь нас ничто не способно разлучить…

– Машка, даже не думай! Я никому тебя не отдам! – и он увлек меня за собой в древнем танце, целуя и унося на вершину блаженства.

***

Прошел месяц. Многое успело измениться за этот период. Мы с Максом и керни успешно добрались до дворца Эрмира и целую неделю провели у него в гостях. Фермеры действительно чрезвычайно гостеприимны и радушны.

На строительство Храма была отправлена целая бригада. Тут уж постарался Марк – именно рудокопы возглавили этот процесс.  Дело легко спорилось в умелых руках. Да и божественная магия все-таки сделала свое дело – Храм оживал на глазах. Оставались лишь отделочные работы, еще несколько дней, и можно будет считать и это задание завершенным. Нас пригласили на открытие и церемонию коронации Марка и Дианы, назначенную на послезавтра.

Одновременно с Храмом, началось и возведение моста Дружбы через реку. Путь из Элгории в Адальморию становился более безопасным. И кики, наконец, смогут жить спокойнее и заниматься своими делами.

У Витмарра мы побывали на прошлой неделе. Эрмир, пользуясь своим статусом, отправил нас порталом, чтобы не терять драгоценные дни в дороге.

Узнав о выборе сына и его женитьбе перед лицом всех богов, император долго молчал, потом поочередно обнял ребят и со слезами на глазах произнес:

– Простите, старика. Я делал все, что было в моих силах. Так, как считал нужным. Теперь же я передаю тебе, Марк, право управлять Элгорией. Она теперь в твоих руках. Будь мудрым и справедливым императором. Я верю в тебя. В вас, – поправился он, посмотрев на Диану.

– Спасибо, отец, – Марк крепко обнял его.

Мы с Максимом лишь удивились как легко Витмарр принял выбор сына, его теперь уже жену, Диану. Или все же роль богов в этом мире действительно слишком велика? И без их влияния и внушения не обошлось? Этого мы уже никогда не узнаем.

Легуна в поселке не было. По словам отца, он уже давно не появлялся ни в шахтах, ни в поселках Элгории, и где его носит лихой, неизвестно.

Я высказала свою версию, предположив, что Легун может быть на ферме единорогов, где мы встречались около месяца назад.

– Я не стану препятствовать счастью сыновей. Их выбор, их жизнь только в их руках. Если они счастливы, то и я счастлив. Мое сердце и душа, наконец, спокойны. Я с вашего позволения пойду, – Витмарр поднялся с кресла. – Есть в соседнем поселке человек, которого я очень давно сильно обидел. Пришло время исправить ошибку…

И больше ни слова не говоря, император вышел из холла своего особняка и пошел вверх по улице…

– Мама давно его ждет, – прошептал Марк. – Она все еще его любит…

***

Мы устроились в креслах возле камина, приготовили на огне мясо, разлили по бокалам красное вино, и наслаждались вечером, обсуждая события минувших дней. Мы успели подружиться с ребятами, которым теперь предстоит управлять Арилейфом, принимать решения и поддерживать хрупкое равновесие мира.

– Марк, скажи, где может прятаться Николина? – спросила я. – Мы исполнили почти все, о чем просил Добрин…

– Не знаю, – задумчиво ответил наследник. – Но думаю, она где-то рядом. Джилина ведь, как оказалось, не исчезла, а просто легла спать… На дно реки…- он хмыкнул.

– Мда, – ответила я. – Кто ж их разберет, этих богов… А ты что думаешь, Ликора? – обратилась я к керни. Звери исправно сопровождали нас все это время.

Она долго не отвечала, переглядываясь с Алиром, размышляя над чем-то. Мы все вчетвером терпеливо ждали. Наконец, она поднялась на лапы, отошла чуть в сторону и заговорила:

– Марк прав, Николина всегда была рядом, все это время исправно сопровождая и защищая вас, Максим и Мария.

Я смотрела на нее и не могла поверить в то, что слышала. Максим тоже с недоверием смотрел на Ликору. А она между тем стукнула перед собой двумя лапами одновременно, посыпались звездочки, полностью окутывая ее, словно туманом.

И вот на месте керни стоит красивая девушка с длинными черными волосами. На ней одето серебряное платье в пол, на голове – золотой обруч, усыпанный серебряными звездами.

– Николина – это я! – только и сказала она, улыбнувшись.

– Что?! – хором воскликнули мы.

– Простите, друзья мои! Но так было нужно. Я не могла, не имела права оставить Арилейф без присмотра. Керни – действительно мои творения, они – стражники, охранники и защитники… Только я – их альфа, а не Алир…

– Алир, ты знал? – Максим осторожно коснулся керни, лежавшего у его ног.

– Знал, – со вздохом ответил тот. – Всегда знал. С самого начала.

– Но как? Я думала, вы – пара… И…

– Так и есть, Мария, мы с ним пара, – Богиня Путешествий опустилась передо мной. – Но только в образе керни. Алир всегда будет в этом теле. Я не в силах подарить ему вторую сущность. Но я могу стать керни навсегда. И быть рядом с ним, и помогать этому миру процветать и развиваться, оберегать его… – она нежно посмотрела на супруга.

Алир подошел к девушке, жалобно поскуливая, уселся у ее ног и лизнул руку.

– О, Боги! Вы точно, как дети, честное слово. Прячетесь от проблем вместо того, чтобы их решать, – вмешалась в разговор молчаливая Диана. – Скажи-ка нам, Николина, а что с порталом? Твоя идея его открыть была?

– Моя, – вздохнув ответила Богиня Путешествий. – Это был порыв отчаяния. Я просила помощи в соседних мирах. Так случилось, что отозвалась Земля. Лавина в горах, смартфон, который удалось перенастроить, и портал открылся… Кстати, то, что ты видел на экране – всего лишь картинка. У нас нет вай-фая. И планшеты используют лишь в органах охраны правопорядка, подключаясь к межгалактической базе данных…

– Значит, не зря мне это странным тогда показалось… Ведь потом смартфон просто отключился, – медленно произнес Максим.

– Так было задумано, – богиня улыбнулась.

– А как теперь снова портал открыть? – спросила я, наблюдая как с моего и Макса запястий исчезает золотая стрела – символ божественного договора.

– Да, нам тоже интересно, сестренка! – в комнате появились Добрин, Юзилин, Джилина, Адолин и Доана.

– Честно говоря, не знаю. Тогда был форс-мажор, – смущенно ответила Николина. – Порталы остаются заблокированы для иномирян. Но я подумаю, что мы можем сделать, чтобы ребята вернулись домой. Время пока позволяет, вы же все равно коронацию ждете?

Мы дружно кивнули.

– Вот и отлично!

– Знаете, – заговорил Макс, – не уверен, что на Земле смогу воспользоваться этим, поэтому оставлю вам эту вещь. – Он достал из своей сумки фотоаппарат. – Эти снимки я сделал в Арилейфе. Надеюсь, когда-нибудь и у вас будут технологии позволяющие просматривать фото на мониторах и печатать их на бумаге.

– Будь уверен, – кивнул Добрин, забирая камеру, – а пока пусть у меня хранится.

– Мы не против. Тем более Макс показывал нам эту штуку, – согласился Марк, а Диана кивнула, прижавшись к плечу мужа.

– Кстати, Марк, у меня есть предложение. У нас, на Земле, дни и месяцы считают по календарю. Так, первый день месяца – первое число. Потом идет второе, третье и так далее. Каждый месяц имеет свое название. А еще есть года. Когда заканчивается один оборот календаря, начинается второй и так далее. – Моя идея подарить календарь этому миру все еще была актуальной.

– Я давно думал, как это сделать, спасибо за подсказку, Маша, Мы создадим свой календарь.

– А мы вам поможем! – отозвался Добрин.

– Ну, теперь точно все будет хорошо! – обрадовалась Николина и, взмахнув рукой, вновь обратилась в керни и подбежала к супругу, уютно устроившись рядом.

– Не надо так на меня смотреть, – Ликора прищурилась. – Давайте лучше спать.

С рассветом мы покинули Элгорию, чтобы успеть вернуться к назначенной церемонии. Мы пересекли реку по новому мосту, который в память о Призрачном Мосте покрасили в радужные цвета. И заехали на ферму единорогов, где нашли Легуна. Мы поведали ему последние новости – до этого времени парень пребывал в счастливом неведении. Обрадовался ли он? Вряд ли. Сказал, что с фермы не уедет и жить будет только здесь, хоть с Кейт они и решили остаться друзьями, возвращаться в Элгорию, он не хочет. Брата он поздравил больше из вежливости. Искренности в его словах не чувствовалось. Легун так и остался отрешенным и непостоянным. Настроение его менялось столь стремительно, что, похоже, это невозможно изменить. Да и не нужно. Главное – чтобы не мешал строить новый Арилейф.

А вот хозяйка фермы, Марго, была рада нам и новостям, которые мы принесли. Она всех нас обняла, поздравила, угостила вкуснейшими пирожками и напоила молоком. Марго тепло пообщалась и со своими питомцами, накормила единорогов и дала добро использовать животных, пока мы не покинем территорию Арилейфа.

Единороги на это ответили радостным ржанием. Мы продолжили путь.

***

День коронации настал. Белоснежный Храм, башни которого венчали изумруды, приветливо распахнул двери. Внутри стены были украшены гирляндами из цветов. Арку, под которой давали клятвы, украсили россыпью из разноцветных камушков. Величественно и торжественно выглядел сегодня Храм.

Мы с Максом сидели в первом ряду, на местах для почетных гостей, рядом расположились боги по парам. Даже Юзилин был не один. Но кто та прекрасная девушка, удалось узнать лишь вечером. Я увидела рядом с ней счастливую Диану. Арнора. Старшая дочь Эрмира стала парой Юзилину. Это кажется нереальным, оказалось такое вполне возможно, и, если это действительно так, я рада за них.

Добрин всю церемонию держал за руку Доану – эти двое уже дали священные клятвы, и выглядели безмерно счастливыми.

Храм наполнялся людьми, прибывшими со всех уголков Арилейфа. Было шумно. И очень волнительно.

И вот, Марк и Диана, одетые в праздничные белоснежные пышные костюмы, расшитые камнями и золотыми нитями, встали под аркой, за их спинами стояли двое парней в белых фраках, они держали миниатюрные серебряные короны, украшенные россыпью изумрудов.

Церемонию вел Эрмир. Как и на венчании, ребята дали клятву, только уже не друг другу, а своему народу, всем тем, кто сегодня собрался в зале, всем тем, чьи судьбы теперь в руках этой пары. Я уверена, они будут справедливыми правителями!

И вот короны увенчали их головы. Зал взорвался аплодисментами. Ребята искреннее улыбались всем собравшимся и махали руками в знак приветствия.

***

– Макс, – шепнула я, когда мы остались одни после праздничного фуршета. – Мы выполнили свою миссию в этом мире. Может, вернемся в горы?

– Любимая, я тоже думал об этом. Но давай утром еще раз пообщаемся с Николиной и Добрином. – Он вздохнул. – Они обещали что-то придумать.

– Давай, – согласилась я.

На душе было тяжело и радостно одновременно. Вроде, для Арилейфа все закончилось благополучно, а вот у нас… Татуировки исчезли, ведь договор мы выполнили, Добрин обещал помочь с возвращением. Но, оказалось, что открыть портал ему не по силам.

И Николина, которая все организовала тогда, теперь отказывается помогать.

Это обидно и непонятно. Мысль о том, что придется навсегда остаться в Арилейфе теперь пугала меня. Мне хотелось домой.

Прижавшись к Максу, не заметила как уснула. А ночью мне приснился странный сон.

Я в белом платье кружусь в затейливом танце под аркой Храма.

Арка переливается голубыми огоньками, играет тихая лирическая мелодия. Никого вокруг… Ни души…

И вдруг меня будто засасывает внутрь арки – несколько секунд полета – и я лежу в снегу. Платье исчезло, на мне теперь горнолыжный комбинезон, в котором я была в день схода лавины, а мое лицо освещает мощный свет фонаря.

– Жива? – доносится до меня чей-то голос.

– Да, – ответила я, осматриваясь.

– Ничего не болит? Идти можешь? – мужчина в красной куртке с белой надписью “Рятувальник” продолжал допрос.

– Наверное, – прохрипела в ответ. – Где Максим? – спросила я, осматриваясь.

Спасатель помог мне подняться.

– Где Максим? – снова повторила я.

– Парень твой? – улыбнулся спасатель, его черты лица показались мне смутно знакомыми.

– Муж, – обеспокоенно поправила я спасателя.

– Он уже в машине, пьет горячий чай. Идем. Он переживал за тебя, просил разыскать… – мужчина взял меня за руку. Он подвел меня к снегоходу, в кабине которого сидел Максим. Муж сжимал в руках чашку и отсутствующим взглядом смотрел куда-то вдаль. Он тоже был в своем лыжном костюме.

– Макс! – окликнула его я.

Мужчина медленно повернулся, заметил меня, быстрым движением отставил чашку в сторону и выпрыгнул на снег. Бросился ко мне, и через мгновение целовал так, словно мы не виделись целую вечность.

– Я же обещал, что верну вас домой, – за нашими спинами раздался голос спасателя.

– Добрин?! – воскликнули мы.

– Тш-ш, – он прижал палец ко рту. – Мы решили, что Арилейф рано открывать для всех желающих, поэтому после долгих споров, тихонько вернули вас в тот самый день, когда вы попали к нам. В вашем мире прошло не больше двух часов. Лавина сошла, вас разыскали спасатели. Все, как и должно было быть…

– А как же вы? – спросила я.

– И у нас, благодаря вам, теперь все хорошо. Марк и Диана вчера стали императорами. Все, кто искал свою любовь, нашел ее и обрел счастье. Теперь будет мир на землях двух империй, а мы, боги, будем помогать рудокопам и фермерам, чем сможем. Все будет хорошо в Арилейфе, не переживайте за нас! Не люблю прощаться, но мне в самом деле пора! Я не могу долго здесь оставаться…

– Мы никогда не забудем вас, передавай всем ребятам и богам, и керни привет! И, пожалуйста, верни Марго, единорогов! Я никогда вас не забуду, – произнес Максим. Я лишь кивнула в знак согласия. Сил говорить не было, кружилась голова, а в горле застрял предательский комок.

– Я все сделаю, не волнуйтесь! Берегите себя, и помните: ваше время – Вечность… – последнее слово эхом прокатилось по окрестностям.

Спасатель вдруг резко изменился в лице:

– С вами кто-то еще был во время схода лавины?

– Нет, мы вдвоем пошли, хотели снять красивые виды, – снова ответил Максим. И как ему сил и выдержки хватает? Меня вон трусит всю.

– Вам повезло, ребята, с лавинами шутки плохи. Горы не прощают беспечности!

– Спасибо вам! – поблагодарила я. – Впредь, мы будем осторожны.

– Забирайтесь в кабину, поехали, – приказным тоном произнес спасатель.

***

Мы стояли, обнявшись, возле окна в моей комнате, в коттедже. В камине потрескивали дрова.

Я рассматривала свое запястье, где красовалась брачная татуировка Арилейфа – это единственное, что напоминало о нашем необыкновенном путешествии.

На улице шел снег, крупными хлопьями кружа в воздухе в своем причудливом хороводе. Горы, снег, солнце, высоченные смереки – неожиданно я поняла, насколько прекрасен мир, в котором мы живем!

– Макс, я люблю тебя, – прошептала ему.

– И я тебя люблю, свет моей души, – ответил он, целуя меня в висок.

– Что будет дальше? – спросила я.

– У нас ведь отпуск только начался, правда? – усмехнулся он.

– Да, – кивнула в ответ.

– Значит, наши приключения продолжаются… Будет, о чем внукам рассказать!

– Это точно! – согласилась я. – Кажется мне, что теперь вся наша жизнь – это путешествия с приключениями…

– Это ж здорово, Машка!

– Конечно. А знаешь почему? – повернулась к нему, заглядывая в глаза.

– Потому что я встретил тебя! Потому что ты – мое счастье! Мы вместе навсегда, – шептал любимый.

А потом поцеловал нежно и трепетно…

Остались только он и я. Нам было хорошо вместе, мы дарили друг другу свою нежность, любовь, гармонию, выплескивали свои чувства, ощущая при этом, что мы – одно целое…

И пусть весь мир, пусть все миры подождут! Счастливыми быть так просто!

10.01.17 – 05.03.19

Anitka SunnyFeo

Добавить комментарий